Новое
На Зефире прошла небольшая реорганизация. Подробности читайте в теме Вестника

● Смена дизайна! Выражаем благодарность tørst vinden!

Зефир

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Зефир » Фэнтези » Мистерия


Мистерия

Сообщений 391 страница 420 из 421

391

https://i.servimg.com/u/f14/19/96/92/90/o_aaaa10.jpg

1 место - Никола Тесляр

https://i.servimg.com/u/f15/20/03/26/59/aaauu-10.jpg
1. Атанасий Андреевич Мельник.
2.  Душепроданец.
3. Атанасий – колдун. И этим всё сказано. Весь из себя нелюдимый, угрюмый, по-старческому ворчливый, Андреич выполняет просьбы посещающих его крестьян только потому, что жить-таки на что-то надо, а одними мандрагоровыми корешками сыт не будешь. Слова альтруизм или благородство для него пустой звук – у всего есть своя цена и Атанасий и пальцем не пошевелит, пока ему не предоставят задаток. Помимо этого, Мельник ярый безбожник и откровенно презирает всех этих блаженных идиотов, которые зачем-то отдают свои последние гроши в надежде на высшую помощь. Демоны в этом плане куда как надежней – у них хоть четкие расценки имеются. Высокомерен, считает себя на голову выше всех, кто не приобщен к тайному искусству. Из-за этого с аристократией он общается точно так же, как и с последним попрошайкой – то есть  с максимальным снисхождением. Однако совсем уж злым колдуна не назовешь. По большей части он миролюбив, всегда честно выполняет свою часть сделки и обладает прямо-таки космических масштабов терпением. Но вот если это терпение всё же лопнет… земля пухом тому недальновидному обидчику. Память у Атанасия отменная – оскорбление никогда не забудет. А прощать он и вовсе не умеет.
4. Атанасий Андреевич Мельник родился, как ни странно, в семье мельников. Отец его был мельником. Дед был мельником. Прадед был мельником. И даже прапрадед был мельником. Возможно, мельником был и прапрапрадед Атанасия, но тот умер до великокняжеской именной реформы и попросту не успел обзавестись фамилией. Однако ж вернемся к самому Атанасию. Жил Тонька безбедно и беззаботно – с единственной на пять деревень мельницы отец получал большие шиши, а потому волноваться о деньгах не приходилось. Жил как все – гулял с ровесниками в лесу, помогал матушке по хате, играл в прятки с бесятами… а хотя погодьте! Это уже не как все. Ну, тут, наверное, стоит упомянуть, что отец Атанасия, Андрей Хведорович, как и всякий уважающий себя мельник, знался с нечистой силой. Знался, разумеется, втихаря, однако скрывать такое от жинки с дитятком было проблематично. Особенно тогда, когда эта самая нечистая сила, в зюзю пьяная, спит на твоей лавке. В общем, о том, что этот мир не так прост, как кажется, Тонька узнал очень рано.
Таким Макаром, маленький Мельник дожил до переломного момента в своей жизни – до одиннадцати лет. А в одиннадцать пришел в его деревню странствующий колдун. Пришел значитса и говорит, мол, нужен мне ученик, ибо стар я чрез меру, скоро крякнусь. А Атанасий чай не лыком шит, сразу же плюсы колдунской жизни углядел. Это ж и уважение крестьян и дружба с нечистью различной и просто жизнь веселая. В общем, загорелся Тоня идеей, да так сильно, что в тот же день к батюшке на поклон пошел. Но тут уже Андрей Хведорович аки баран уперся: сын мельника будет мельником и точка! Осерчал малехо Тонька, но от идеи не отказался. Посидел он значит, покумекал и вновь к отцу вернулся, но уже не с просьбой раболепной, а с предложением деловым: иль Андрей Хведорович отпускает сыночка на вольные хлеба, иль сыночек этот к священнику Илариону наведается с историей (интересной, но, разумеется, абсолютно неправдивой) о мельнике, который с водяными водится да пьяниц не местных в речке топит. Струхнул чутка папаша, да и отпустил сына с Богом.
Так и началось Тонькино ученичество. А ученичество было тяжким. Колдун ребенка не щадил – ежели не потраву всяческую варить заставлял, то в лес за ингредиентами гонял. Однако и плоды такое обучение приносило быстро. За максимально короткий срок Тонька выучил о лесных травах практически всё, а зелья мог уже с закрытыми глазами варить. Так ему казалось. Однако как только Атанасий облегченно вздохнул, колдун отобрал у него котелок, дав взамен азбуку, а вместо леса теперь посылал в степь. И всё началось по новой. И еще раз. И еще. До бесконечности. И какова же было радость Атанасия, когда на его пятнадцатилетие учитель впервые взял его с собой на шабаш. Веселые танцы (и не только танцы) с молодыми и не очень ведьмочками и колдунами, заклание тринадцати черных петухов, пьянка со случайно забредшей сюда компанией бесов – в общем ничего необычного. Ну а в конце этой оргии учитель сообщил Тоньке, что он, конечно, хлопец дюже усердный и вообще молодец, да вот токмо чтобы стать колдуном окончательно – надо ему по хорошему душу свою продать. А ежели откажет – то его тут же в жертву козлорогому и принесут, так как обычным людям на шабаше присутствовать нельзя. Подстава та еще, короче. Но делать нечего, заклал Тонька, значит, барашка, призвал демона и, предварительно хряпнув для храбрости, подписал стандартный контракт на продажу души, получив взамен колдовской дар и вдвое увеличенный срок жизни в качестве бонуса. И вот после этого учитель действительно начал обучать Атанасия тайному искусству. А то до этого его будто на знахаря учили. С утра до ночи Тонька читал чернокнижницкие трактаты (за которые его кстати вполне могли сжечь,), рисовал различные пента- гекса- гепта- и черт-знает-сколько-здесь-лучей-я-до-стольки-считать-не-умею-граммы, болтал за жизнь с лешими и кикиморами и, само собой, практиковался в колдовстве. А помимо всего этого он ежегодно посещал шабаш, традиционно устраиваемый на голом холме. Так продолжалось еще лет десять. Однако тут случилось то, ради чего собственно колдун и искал себе приемника – крякнулся он. Прикопав учителя под какой-то осиной, Атанасий неожиданно остался один. Впервые за очень долгое время ему никто ничего не приказывал. Аж непривычно как-то. Нужно было что-то решать. Что делать, куда пойти. Посидев на могиле еще часа эдак два, решение Атанасий таки нашел. Пойдя по дороге, он набрел на деревеньку. Что-то для себя решил, Атанасий Андреевич поселился в этой деревне в качестве штатного колдуна, выбрав для себя домом хату на самой окраине. Живущий в этой хате мужик, конечно, пытался что-то там возразить, но угроза проклясть произвела на него должное впечатление и он уступил. А у колдуна началась спокойная жизнь. Деревенские особо его не беспокоили и лишь изредка просили накликать дождь, вылечить буренку иль приворожить паренька. А еще один раз его попросили принять роды. Вот совсем неожиданно. Так уж случилось, что старая повитуха неожиданно скончалась, а ее преемница (вот же ж комедия) слегла с хворью какой-то тяжкою. А роды-то тяжелые были, без помощи тут никак нельзя. Ну а колдун-то в родах разбирается – у козы, помнится, принимал месяц назад да у свиньи в том году. Так что ж он у человека-то принять не сможет? В общем, спас он ребенка, Николку маленького. Отец дитятки ему за то в хате крышу подправил и лавку новую сколотил. Однако такие вот происшествия происходили в деревне довольно редко, так что жил он действительно спокойно. Всё так же периодически общался с нечистью, собирал необходимые для зелий вершки-корешки ну и на шабашы ходил, куда ж без них (Анастасия Потаповна – просто огонь, не смотри, что шестой десяток пошел – всему тому молодняку, что по недоразумению зовут себя ведьмами и колдунами, фору даст. Старая школа, чтоб ее!)
Так он и дожил до пятидесяти четырех. Именно тогда произошло еще одно события, которое, хоть и не изменило его жизнь кардинально, но зато знатно его позабавило. Как раз тогда, когда он доваривал изготовленное из собранных позавчера трав стой-зелье, чтобы на завтрашнем шабаше впечатлить Потаповну, к нему в хату ворвался изрядно выпивший Никола. И мало того, что стал требовать благословения для своего ребенка (и это на убывающую-то луну, он ребенку смерти что ли хочет?), мало того, что ударил, так еще и зелье испортил. А ведь его полтора дня варить нужно – до шабаша уже никак не успеть. В общем, обиделся Атанасий. Сильно обиделся. Это что ж, он на шабаш только поглядеть придет? Слова проклятья буквально сами сорвались с его губ. С того дня Никола стал притягивать молнии. Сам виноват, неча была колдуна злить. В конечном итоге в довесок к проклятью он всё же добавил защиту от молний. Но не потому, что Итанасия разжалобили слезные мольбы Николиной жинки. Вот еще! Просто ему порядком так надоело, что к нему каждый день приходит рыдающая баба. Раздражает! Но и проклясть ее как-то некрасиво – у нее вон ребенок новорожденный, да и сама она ничего ужасного не сделала. В общем, заговорил он Николу. А чтобы от него окончательно отстали – придумал задание невыполнимое, выполнив которое, Никола заслужит прощение. Наговорил Атанасий бредятины разной, о том, что зелье то из редких ингредиентов сварганено было и что вернуть их Никола должен, да в семикратном размере. Как же трудно было не заржать и говорить всё это с серьезным лицом. Он потом эту историю на шабаше своим рассказывал, так те чуть со смеху не померли. Но, что еще смешнее – Никола действительно ушел за этими ингредиентами. Атанасию даже стыдно как-то стало. Не настолько, чтобы рассказать правду, но всё же…
За последующие двенадцать лет в жизни Атанасия произошло мало значимых событий. Он всё так же защищал урожай от саранчи да лечил кобылок. И лишь изредка к нему заходил счастливый Никола принося то щепку с оборотного пня, то сиринов коготь, то кикиморов мох. И всё это Атанасий использовал для своих зелий, радуясь тому, что у него появился пускай и не регулярный, но зато действительно надежный поставщик редких ингредиентов. Совесть, задолбавшись что-то объяснять своему хозяину, уснула. Проснулась она лишь тогда, когда спустя довольно таки долгий срок от Николы всё еще не было ни слуху ни духу. Кажись, помер мужик. Атанасий теперь даже на улицу выйти боялся, чтобы с Софьей, жинкой Николиной, не встретиться. И в какой-то момент Атанасий Андреевич просто не выдержал. Собрав по-быстрому свои манатки, колдун ушел из деревни. Более его никто не видел.


2 место - Рина Тейл

https://i.servimg.com/u/f64/15/94/37/81/erimel11.png
1) Эримель Такер
2) Полукровка (сумеречный эльф/человек)
3) Характер - сдержан, собран, предан своему делу и традициям рода, хоть к последним официально не принадлежит из-за происхождения. Особыми амбициями не обладает, давно уяснил свое место и смирился с судьбой. Фаталист. Старается жить правильно, но может проявлять излишнюю жестокость и беспощадность, когда дело касается угрозы его близким или работы. Ненавидит темных созданий, особенно оживших мертвецов и вампиров. Семья для Эримеля превыше всего, и если встанет вопрос между его призванием и защитой близких, то выберет последнее.
Довольно умен, талантлив и трудолюбив, быстро приспосабливается и учится.
4) Сумеречные эльфы - довольно скрытный, хоть и лояльный к людям и прочим светлым/нейтральным расам народ, отличающийся от собратьев серой кожей, серыми или голубыми глазами и светлыми или пепельными волосами. Давным-давно, на заре веков, они отделились от темных эльфов, отказавшись почитать Ллос и воевать на стороне дроу против светлых эльфов, ушли на поверхность и с тех пор живут в недрах гор, строя свои города из камня под и над землей одновременно. Дроу этого им не простили и до сих пор пытаются подкопаться и отомстить за все хорошее. Это одна из причин, почему доступ к нижним и внутренним уровням города закрыт для всех, кроме сумеречных эльфов, состоящих в регулярной армии. Основная часть коммуникаций с миром происходит в наземных пригородных районах. Как раз там родился и вырос Эримель.
Мать Эримеля, Мария Такер, содержала лавку артефактов в ремесленном районе города, и была любовницей капитана эльфийской сумеречной армии, Илюмиона. Умерла от зубов вампира, одной безлунной ночью решившего ограбить их магазин. Полуэльфу было всего восемь лет, когда это случилось, и с тех пор он жил с дедом, надеясь когда-нибудь отомстить убийце матери. Дед обучал его магическим наукам, в основном - зачарованию вещей и рунной магии, в чем Эримель вполне преуспевал. Отец навещал мальчика, обучая того фехтованию и стрельбе, но не мог оставаться рядом постоянно, ибо должность с положением не позволяли, и Илюмион часто находился на передовой. Род Илюмиона кроме как военной службой в регулярных войсках также занимался вылазками в Темные земли, превентивно истребляя разную нечисть, дабы та не расплодилась слишком сильно. Когда Эримель подрос и возмужал, к нему пришли познакомиться его сводные брат и сестра от официального брака отца, и предложили присоединиться к ним в походе на нечисть. С тех пор охота стала призванием для юноши, а набравшись необходимого опыта, он стал все чаще и чаще отлучаться туда сам.
Однажды, недалеко от владений лесных эльфов, у которых он закупался провиантом перед очередным походом, Такер наткнулся на утыканную стрелами полуживую девушку, больше похожую на обгоревшего монстра, чем на человека или эльфа. Приглядевшись, он распознал в ней редкий вид существ - огненную генази, и решил выяснить, откуда она здесь взялась. Охотник девушку вылечил и допросил, а узнав, что она полукровка дроу, которые по умолчанию считались врагами его народа, еще и измененная темной магией, еле удержался, чтобы не добить. Но решил действовать иначе и выйти на того, кто сотрудничал с темными эльфами, используя запрещенные искусства. То бишь, на Летицию Монтелейн, мать Арионы. Эримель отправился в замок, где жила спасенная им девушка, но понял, что сам он тут ничего не сделает, а одного наличия темного существа мало для открытых боевых действий, и могут пострадать невинные люди. Он задержался при замке, надеясь выяснить побольше. Плюс оттуда до Темных земель было более удобно добираться, чем из других известных ему мест.
Однажды Эримель заметил, что Ариона проявляет повышенный интерес к вопросам охоты на монстров, и решил взять ее с собой, испытать в деле, полагая, что ее способности могут пригодиться. По правде говоря, втайне он надеялся, что девушка погибнет в одной из таких вылазок, но она его удивила. И однажды даже спасла, вернув таким образом долг. Осознав, что Арионе можно доверять, и что по сути она ему не враг, а вполне достойный союзник, охотник решил усовершенствовать навыки генази, обучая большей части того, что умел сам. В какой-то момент ему стало очевидно, что Ариона питает к нему влечение определенного толка, но подобные отношения вообще никак не вписывались в его картину мира. Да и попросту генази отталкивала своей внешностью и высокой температурой тела с буйным характером вкупе. На тот момент Эримель уже несколько лет состоял в тайных отношениях с дочкой кузнеца из замка, Радимирой, являющейся полной противоположностью Арионы.
Когда в замок пришла весть от родственников что дед Эримеля скончался, полукровка был вынужден уехать в родные края, и пробыл там около года, решая вопросы имущества и общаясь с семьей. По возврату в замок Монтелейн его ожидал сюрприз - Радимира оказалась беременной и успела родить ребенка, с такими же необычно серыми глазами и острыми ушами, как у Эримеля. Кузнец был в ярости, Ариона - в глубокой депрессии, Летиция вообще заперлась у себя в башне и что-то там мутила. У полукровки не осталось выхода, кроме как жениться и остаться с женой и ребенком. Охоту пришлось прекратить. Вскоре генази с матерью и дядей уехали из замка, а бывший охотник и свежеиспеченный отец стал помогать кузнецу, осваивая новые обязанности.
Когда Летиция вернулась обратно сама, без дочери, полукровка понял, что на самом деле он куда более привязан к Арионе, чем сам от себя ожидал, несмотря на то, что любил жену и сына. Впрочем, вскоре ему стало не до подобных дум, ибо на замок начала нападать нежить. Сначала по несколько мертвецов, которым легко было дать отпор, но вскоре набеги участились и принимали все более серьезные обороты. Хозяйка замка на тот момент уже год отсутствовала, и было очевидно, что кто-то пытается замок захватить, хоть сам и не показывается. Это было странно. Такер связался с эльфийской частью семьи и вместе они отправились на поиски некроманта.
Злопакостным некромантом оказался лич по имени Антраксель, державший в заложниках Летицию, и он совсем не ожидал увидеть на своем пороге целый отряд хорошо обученных эльфийских охотников на нежить. Бой был долгим и грязным, но в итоге лича удалось победить, хоть и не до конца. Летицию, правда, никто спасать не стал, оставив догнивать в клетке в развалинах некромантского логова. Никаких сожалений по этому поводу на тот момент Эримель не испытывал, полагая, что так он убивает двух зайцев сразу. Но в итоге это решение стало фатальной ошибкой. Благодаря магии крови пленницы и ее жизненной силе лич смог возродиться, и теперь знал своих врагов в лицо.
На замок обрушилась эпидемия. Люди стали болеть какой-то неизвестной болезнью и умирать пачками. Выжить удалось только Эримелю и его сыну, после чего они вернулись на родину полукровки. Бывший охотник открыл там свое кузнечное дело, и пользуясь навыками в зачаровании вкупе с познаниями рунной магии, изготовлял отличное артефактное оружие.
Пять лет спустя у него на пороге появилась девушка, с виду вполне обычная, но Эримель с удивлением опознал в ней Ариону. Оказалось, что генази за время отсутствия много чему научилась. В процессе рассказа о происшествиях в замке и битве с личом, полуэльф признался, что чувствует себя виновным в смерти жителей замка, и в особенности за то, как поступил с матерью Арионы. Девушка его до сих пор любила и надеялась на ответные чувства, хоть и временно, но убрав те аспекты, которые мешали им ранее сблизиться. В итоге они стали жить одной семьей, и все было неплохо, пока спустя двенадцать лет не появилась ниточка, ведущая к ее родителям. Эримель подозревал, что это может плохо закончиться, но Ариону переубедить не смог. Он подарил ей зачарованный лук и вложил в него часть своей души. Лук должен был наносить повышенный урон нежити и нечисти, кроме того, через него, настроившись, Эримель мог чувствовать состояние Арионы и знать, жива ли она.
Почти сразу после отбытия генази полукровка почуял, что что-то с ней не так, а потом связь оборвалась. Где и как ее искать, да и есть ли смысл - кузнец не знал. Магические ухищрения также не помогали, и в итоге Такер решил ничего не предпринимать, надеясь, что если Ариона в порядке, то сама объявится.
Через пятнадцать лет на его кузницу напали и сожгли дотла - лишь чудом жившая там же семья его сына не погибла в пожаре. Удалось поймать одного из поджигателей, который передал Такеру письмо от Антракселя. Тот написал, что Ариона у него, и что они с распростертыми объятиями ждут охотника с теми самыми эльфами для второго раунда битвы, на том же самом месте. Иначе его человеческой семье наступит быстрый и безрадостный конец. Поняв, что история вновь повторяется, но не поняв, чего лич так долго тянул с местью, Эримель рассказал о произошедшем семье Илюмиона. Но те отказались помочь - на город вновь напали дроу, причем еще более массово, чем раньше, и армии нужны были все доступные эльфийские воины. Полукровка понял, что действовать придется самому и отправился по заданным координатам. Но на подъезде к руинам его перехватил дроу - и не абы какой, а отец Арионы, Аррат’иррин. Он, оказывается, тоже следил за личем и искал его филактерию. Такер ему, естественно, не поверил, и вообще слушал только потому, что дроу его обездвижил. Но после рассказа о том, как Ариона с мертвой матерью напали на него и даже не узнали, полуэльф понял, что дела обстоят совсем плохо. И что его тоже могут не узнать. А сражаться против своей жены он не желает ровно так же, как не желал Аррат’иррин. И уж точно не желает становиться очередной игрушкой зарвавшегося колдуна. Дроу предлагает ему перевезти семью в его убежище, куда Антраксель больше не сунется, и Такер соглашается.
Эримель становится временным союзником тестя и вместе они ищут филактерию Антракселя. И таки находят в итоге. Но Ариона, к тому времени уже давно сменившая имя на Рину Тейл, загадочно пропала в подземельях одного из людских городов.


3 место - Римон Рок

https://i.servimg.com/u/f14/19/96/92/90/3ced3d11.jpg

1)       Гаэльс из Виковаро (аэп Груффыд)
2)        Измененный человек
3)        Этот открытый и веселый человек прославился своим жесткосердечием и цинизмом. Гаэль не был ни садистом ни психопатом, но в какой-то мере сочетал в себе оба этих качества. Ради достижения цели он был готов подойти к грани настолько близко, что казалось перешагивал через неё. И тем не менее, мутации не выжгли в нем эмоции, он обладал и состраданием и сочувствием и эмпатией в некотором роде. Но гуманистом он не был. Часто повторяемая им мантра: "Убивать надо только мерзавцев. Но мерзавцев надо убивать" прекрасно раскрывала эту его черту. Он любил хорошо провести время, но больше стремился к одиночеству и созерцанию, чем гедонизму.
Во всем, за что брался стремился к совершенству, понимая, что его никогда не достигнуть, но и не останавливаясь при этом. "Сквозь боль, пот и кровь упрись в стену своего передела. Сделай вдох и двигайся дальше. Не важно куда, вбок, в сторону. Не можешь - отступи назад, но только для разбега. Запомни. Как только остановишься - умрешь."
4)        Младший сын уважаемого и старого рода он рано показал свою целеустремленность, зачастую граничащую с беспринципностью. Его отец, оценив возможные проблемы для семерых старших детей решил не испытывать судьбу и на третий год тайно договорился с ведьмацким цехом Кота о своем расположении взамен на то, что они возьмут Гаэльса к себе в ученики. В качестве бонуса шел солидный кошель с драгоценностями. Младший сын, который как и подабает мальчишкам был только рад такому повороту в возрасте пяти лет оказался в ведьмацкой крепости, практически на другом конце света. Процесс трансформации прошел успешно и мальчик, в числе немногих уцелевших стал вначале учеником, а потом полноценным ведьмаком, выйдя на Путь. Он искренне отрекся от своего наследия, оставив только стальной меч, прощальный подарок отца и приставку, напоминавшую ему о его родине.
Через десяток лет после неудачной охоты на дракоптаху Гаэльс надолго поселился в крепости, залечивая свои многочисленные раны и попутно, тренируя новые поколения. Именно тут характер и натура молодого ведьмака смогла найти выход. Его ненавидели, от упоминания от его имени "котята" цеха выли и готовы были лезть на стену, жрать лягушек делать что угодно, лишь бы беспощадный учитель поскорее от них отстал. Гаэльс подошел к своей новой задаче с тем энтузиазмом и яростью, которые появляются у людей, нашедших свое призвание после долгих лет поисков. Он заставлял учеников испытывать боль, страх, лишения с одной лишь целью - закалить их характер и тело. Он придумывал новые занятия, разрабатывал рационы, делал все, что зависело от него, что бы воспитать лучших охотников на чудовищ, чем он сам. И обычно ему это удавалось. Через десять лет он написал два трактата: "Путь меча. Наставления и практикум" и "Питания и упражнения". Обе книги были призваны  создать какое-то единообразие в подходах воспитания. Обе книги были тепло восприняты и заброшены в пыльный ящик, а ведьмак, получив негласный титул мейстера плюнул на теорию и углубился в практику.
Через пару лет он ушел на Путь, а когда вернулся обнаружил в крепости полуторагодовалого пацаненка, которого подкинули одному из ведьмаков. В организме Гаэль увидел возможность вырастить и воспитать свое лучшее творение. Так юный Римон Рок обрел своего самого любимого и самого ненавидимого наставника.
Все силы, знания навыки были брошены на то, что бы рассчитать, а затем воплотить в жизнь новоиспеченную цель. Все получилось. Почти.
Когда Испытание травами затянулось почти вдвое дольше обычно, ведьмак поседел. К счастью, все прошло удачно и началась рутина.
Мелкий был умным, старательным, активным, но в меру. Гаэльс хотел увидеть в этом своем воспитаннике вершину своего ремесла наставника. Лучшего ведьмака, лучшего мечника. А юнец был крепким, но все же середнячком и совершенно не понимал, почему тренировки у него дольше,  кнутом бьют чаще, а в свободное время пытаются беседовать.
Когда Року исполнилось одиннадцать лет Гаэльс ушел на Путь, разочарованный и почти сломленный своей неудачей. Он решил, что выложился на максимум, но не достиг потолка и дело было по его мнению не в нем и сделать он ничего не мог. Римон просто оказался не тем, кого он ожидал увидеть и время залечит этот провал.
Взяв заказ на утопцев в болотах, близ Третогора он ушел в утренний туман и  от туда уже не вернулся.

0

392

https://i.ibb.co/wJbsDGx/3-1-1.png

1 место - Эвиан

https://i.postimg.cc/MH97rT4j/image.jpg

2 место - Алес

https://i.servimg.com/u/f98/19/89/02/53/b4uu_p10.jpg

2 место - Кай

https://i.servimg.com/u/f64/15/94/37/81/611.png

3 место - Сарра Смитт

https://i.servimg.com/u/f45/19/78/72/27/sa_210.jpg

3 место - Оливер Бернбург-Хойм

https://i.postimg.cc/50w1q6gr/c02-cj-LSK3w-2.jpg

0

393

***

Рене молча следовала за Ксиабо. Она кивнула на прощание Кишиле. Пожала плечами, когда патлатый проводник пояснил причину, по которой они разделились. Может, оно и к лучшему. Есть время обдумать услышанное и увиденное.
У неё сложилось весьма чёткая картина происходившего в городе. Что-то вызвало тут разруху – может, и правда дракон. Даже наверняка. О драконе лгать никто не станет, потому что такую ложь очень легко проверить: идёшь да спрашиваешь первых встречных. Тут не может быть никакой двусмысленности. Если сказочный монстр действительно появлялся в небе над городом, действительно поливал его пламенем, крушил титаническими лапами, то большей части жителей это наверняка на всю жизнь запомнилось.
Итак, город разорил крылатый огнедышащий ящер. Правительство, что бы оно из себя ни представляло, рухнуло – может, его чудовище размазало одним ударом лапы. А может, оно просто настолько ослабло, что власть сама собой из рук выскользнула. И вот тут-то на сцену наверняка и вышла гильдия Осхарна. То ли зарвавшиеся бандиты, то ли сознательные граждане. Скорее всего, что-то между. Рвение, которое Осхарн и Кишила ей успели продемонстрировать, как-то не соответствовало догадке о том, что они просто прикрываются красивыми знамёнами и пируют. Чем-то хорошим наверняка занимаются. В достаточной ли мере? Чиста ли у них совесть?
Конечно, нет. Взять хотя бы тот факт, что у них в прислужниках заросшая эльфка, которой позволяют невесть что творить. Или тот, что в огромную, просторную крепость потерявших крышу над головой жертв нападения дракона никто не пустил. В конце-то концов, они неверные. Откровенной неприязни к её религиозной натуре, конечно, не выказали, но вряд ли тут причина в природной толерантности. Скорее уж её просто хотят использовать. Это очевидно.
Ну и что. Она их тоже хочет использовать.
Собрав таким образом все недавние мысли и разложив их по полочкам, Рене вернулась в настоящее и обнаружила себя в оружейной. Повсюду – столы, стойки, полки, и всё это прямо-таки ломится от разномастных кусков заострённой стали. Кое-где лезвия даже опасно торчат в проходы. Эскорца, не теряя времени, приступила к изучению накопленного Осхарном опасного добра, краем уха при этом слушая Ксиабо.
«А ведь оружие не с одной кузницы вышло. Даже не с двух и не с трёх. Такое всё разное… Этот меч, кажется, намного старше того… Не может такого быть, чтобы у городской кузни не было оружейного стандарта. Ни один мастер не станет каждый раз новую рукоять придумывать. Значит, оружие, скорее всего, преимущественно трофейное…»
- Дурить головы? – переспросила она, скрипнув зубами. – Не выношу таких.
«Если эта тварь будет похожа на тех, что я в пустыне встретила… фу. Твою ж мать! Надо будет пустить вперёд Ксиабо»
Она подняла с ближайшего стола длинный меч, испытующе крутанула его в руках. Клинок оказался тяжеловат. У следующего лезвие было гнутым, и никакого желания его выпрямлять у Рене не отыскалось. Потом под ноги попался красивый крейгмессер, и Инквизитор даже почти остановила на нём свой выбор, но в последний момент обнаружила прямо над крестовиной искусно выгравированную ящериную морду. «Не стоит в Мистерии носить оружие с непонятно чьим знаком», - решила она. – «Ещё случайно пролью кровь клинком, посвящённым какому-нибудь демону…»
Она рылась в оружии быстро, но не торопясь. Если Ксиабо хоть чего-то как воин стоит, то он должен понимать, насколько выбор оружия важен. Её, в конце концов, посылают с монстром сражаться.
Под руку попался хороший кинжал, сильно напомнивший её собственный, утерянный у пруда. Приемлемый вариант. Она заткнула его за голенище сапога и продолжила поиски. Ещё один меч на поверку оказался цвайхандером, биться которым у неё никакого желания не было. Потом был эсток. Интересно. Пригодится, если монстр чешуйчатый… А, нет, он двухгранный, мусор… Может, и правда булаву или боевой молот попробовать?
Её пальцы легли на торчавшую из-под деревянного щита рукоять из воронёной стали. Рене дёрнула. Булава оказалась тяжёлой, чёрной, с когтистой главой, с жирными следами застарелой сажи…
Инквизитор ахнула.
Это была не булава.
- Откуда у вас это?! – воскликнула она, благоговейно поднимая находку перед собой на вытянутых руках. – Это реликвия Церкви! Как?!
Этот предмет в её глазах на фоне оружейного хлама прямо-таки светился. Блистал. Потому что это был Голодный Факел Каерлан. Легендарная реликвия, история которой восходила к временам зарождения Церкви как таковой. Этот Факел отлили из одного из найденных возле Дротика самородков. Эта сталь видела падение очищающего обелиска, видела великий пожар, которым Каерлан Очистительница освятила оскверённую Седьмой Сестрой землю… Голодный Факел! В её руках!
«Но он ведь должен быть у элитанистов… Как… Реплика? Жестокая шутка? Что это?»
Она повертела Факел, осмотрела его с разных сторон. Он в точности соответствовал всем описаниям, что она когда-либо слышала. Символика богини-покровительницы Инквизиции выполнена без единого огреха. Местами, правда, слегка поистёрлась, но это даже добавляло оружию достоверности.
Всё равно есть только один способ проверить. Заветные слова. Фраза, которая его зажигает.
- Именем Каерлан, - сказала она Факелу, не дожидаясь ответа от Ксиабо. Ничего не произошло. Сердце на миг остановилось в разочаровании, а потом забилось с новоприобретённым рвением. «Точно. Там ещё какая-то команда…»
- Именем Каерлан, зажгись! Вспыхни! Гори! Полы… а… о-о-о…
Ревущий, остроконечный, сорокасантиметровый язык пламени взметнулся с главы Факела и устремился в сторону – параллельно рукояти. Сердцевина синяя, корона багровая – всё так, как и должно быть. Он горел. Он был настоящим.
«Шестеро любят меня!!!» - Рене чуть не завопила, но вовремя сдержалась. Она даже представить себе не могла более очевидного знака благоволения со стороны Шестерых. – «Они знают, что я раскаиваюсь, они не простят мне моего греха, но они помогут мне его стократно возместить! Элликсена, Умбра, Къярблин, Цератея, Паэршалле, Каерлан; благодарю вас, тысячекратно благодарю за этот огонь! Ваши враги будут гореть!»
В религиозном экстазе Рене упала на колени, выставив Факел перед собой и уперев его пяткой рукояти в пол. Её глаза любовно воззрились на яростно рычащее ровное пламя. На краткий миг оно затмило собой весь этот поганый мир. Этот огонь стал её маленьким, прекрасным солнцем.
И она не преминет поделиться его жаром.


Рене Эскорца.

0

394

https://i.postimg.cc/Jz2hQ7P9/image.png

Автор - Нира О’Берн.

0

395

https://i93.servimg.com/u/f93/17/26/24/34/10.png

0

396

***

И ведь знала, знала! Знала! Знала она, что получится! Не напрямую - так через эдак. Не перещемит гордыню ему уход в темноту маленькой девчонки покуда сам трясется - так, стало быть, таков окажется ужас перед тоннелем, что этот же страх и подхлестнет бодрее ножками вперед перебирать. А потому едва заслышав за спиной шаги Калипсо и панику его, и речи - ажно оскалилась самодовольно: смогла! Сумела же, ну?!! Хоть что-то, хоть в жалонькой мелочи у нее получилось в этом, клять его, мире, да во всем еще паскудье, в кое они влипли.
Звериная улыбочка, однако, недолго протянула. Шаг, шаг, и еще один, и... Сарра ничего не отвечала на посулы над затылком, и от руки его не уходила - но вот на очередном из-под ног ушел куда-то самый пол. А рассмотреть, куда, в кромешной темени, что потеряла с уходом голубого камня в потолок последний намек на хоть какую-то видимость без специальных волшебных прибамбасов, - не умела. Коротко взвизгнув от неожиданности, Сарра вцепилась Калипсо в руку. Пыталась так удержаться, утягивая его на деле за собой. Несильное падение на зад - и еще один растерянный:
- ой-ккх!.. - и понесло.
Ни разу в жизни она прежде на горки не ходила. То поначалу мала была, не пускали, а после - то приличной девке на гуляниях не место. Так что с непривычки, от новизны аж захватило дух! Насилу, вывалившись на песок, припомнила скорее откатиться, чтобы не получить за нею следом летящим калипсовым туловищем по голове.
Паренек, впрочем, долго на песке тоже на одном месте не задержался - подскочил, ругаясь в голос. Сарра же, переворачиваясь с неуклюжих четверенек на тылы, с него только беззвучно, глазами одними, посмеивалась - до тех пор пока сама не подняла эти глаза да не уткнулась ими в сердитую, так же не шибко-то грациозно затормозившую когтистыми ногами растопыренными вперед...
- Рамота?!
...и не понять, то ли рада была Сарра больше, то ли удивлена. Но уж не узнать это чудище дураковатое, шкодливое тряпкожрущее - надо постараться. А где Рамота - там, чай, и Сильварка? - "Два ж сапога - пара."
- Осторожно!
Девочка торопливо, потянувшись вперед, ухватилась Калипсо за руку, за пальцы, дергая в сторону, чтобы не попал, увлеченный словами, здоровенной черной зверюге под коготь ненароком. Ткнула ему, не поднимаясь с песка, пальцем в ту же сторону, куда глазела ведьмина кобыла - на последние мгновения знакомой девичьей фигурки, что показательно крошили перед злобно орущей толпой.
Увы, первая надежда обнаружить хозяйку рядом со зверьём, пошла в тот же момент таким же точно прахом, каким рассыпалась Силь. Однако, отчаиваться было, ей всё казалось, - рано.
Сарра, отряхиваясь да поднимаясь, опять резковатым жестом обернулась к Рамоте, перехватив краем взгляда недобрый клац не по-лошадиному острых зубищ и напряжение когтей.
- Рамооота,.. - "Ох. Да у меня же рожа не своя! Она меня, наверное, совсем теперь не узнаёт, скотина-т бестолковая..." - сокрушенно мелькнуло в голове меж делом, хотя язык уже молол, словно к разумной, обращаясь прямо к чудаковатой кобылке, - А ты, Рамота, пойдешь со мною Сильвару выручать?.. - "Пытаться." - уже далеко не так задорно добавила девочка мысленно, но вслух не повторила - от греха подальше. А вместо этого кивнула и лошади, и Калипсо заодно, на постамент уже совершенной публичной казни, да произнесла неторопливо так, вдумчиво:
- Нам бы ее собрать теперь. То всё, что осталось - и из города вон.
Дернула головой на новый шум и глухой удар еще одного тела, упавшего из той же самой дырки в стене: опа! Вторая парочка понеслась. Куда бы их сплавить? Пока поросенок себя еще каким-нибудь павлином птичкой певчей не вообразил, притянув на бедовые головы внимание со всей площади. Хотя, с другой стороны, гурьбой по этому городу ходить, вроде, безопаснее...
- А ничего хорошего. - не слишком приветливо она все-таки ответила, тяжело вздохнула и накинула на голову поглубже капюшон. Лезть в толпу, сверкая без него мишиным лицом - так себе идейка.


Сарра Смитт.

0

397

https://i.imgur.com/rhS6kGe.jpg

Автор - Леандро де Ромеро.

0

398

https://i.imgur.com/Yq7HKnl.png

Мистерия поздравляет всех с первым днем лета!

0

399

https://i93.servimg.com/u/f93/17/26/24/34/lol15510.jpg

0

400

https://i.ibb.co/jMbgmhN/konkurs132.jpg

1 место - Арчер

Арчер отвлёкся от всего, заворожено наблюдая за падающим драконом. Ему нравились эти величественные создания и живые, но мёртвые, потерявшие всякую свою мощь, они выглядели ещё прекраснее.
«Даже у них есть свой предел..» - мысленно заключает человек, провожая искалеченную тушу лёгкой улыбкой и взглядом с досадой. Если даже драконы умирают, то вряд ли в этом мире есть кто-то способный назвать себя «вечным» и «бессмертным». Такая простая но важная для безвыходных моментов мысль. Тем временем тело ящера быстро достигло земли, с грохотом завершая свой век, а Арчер всё продолжает смотреть на него, пока краем глаза не замечает появление фигур в опасной близости от него самого.
Улыбка его настоящего, ещё не сошедшая с лица, и этого странного отражения будущего совсем не похожи. Арчер смотрит на «себя» без вызова и ехидства продолжая улыбаться как тому мёртвому дракону, а этот некто как будто решил подшутить над ним и сейчас с нетерпением ждёт реакции.
- И что? – спокойно спрашивает он у этого некто. Арчер сейчас выглядит весьма расслабленным и только цепкий взгляд выдаёт в нём внутреннюю напряженность. – Ты остерегаешь меня или хвастаешься? – зная, что вопрос останется без ответа рыжеволосый тоже решает подшутить и похвастаться. Опустив взгляд на раскрытую ладонь, которую только что поднёс к своему лицу, он пытается увидеть свет. Не вызвать, а именно увидеть его ещё раз и вспомнить что он чувствовал тогда, когда это уже происходило. Так себе развлечение, но и его бы из себя выдавить – уже достижение. А может попробовать заставить светиться глаза?
Арчер прикладывает ладонь к правому глазу, к тому, который раньше был красного цвета, а затем убирает руку и снова смотрит на собственную ладонь нахмурившись. В его голову пришла странная мысль и близко не относящаяся к недавно возникшему в голове желанию развлечься с гостем.
«Если у этой жрицы сила заключалась в глазах, то у Ниры… где заключена её сила?» - от этой мысли становилось не по себе. Может и жриц такое количество, что собрав их органы воедино получится что-то… Арчер даже представить себе не мог что.
«Да нет, бред какой-то» - его взгляд метнулся к Нире. Она что-то говорила, но он делал вид, что не слышит - «Такие слабые по большей части, их бы уже давно разобрали на части еслиб..»
Останавливается даже мысленная речь. Черноволосая ведьма приминает облик "старого доброго" мага. Арчер непонимающе пялится на неё, потом на собственное изменённое отражение. В своём обыкновении он снова перестал понимать что происходит.
- Зачем ты..? – прежде чем он успевает закончить и оскалиться на Ниру, та разворачивает его за плечи, но он уже и подавно ничего не слушает. Больно вцепляясь в правую руку принадлежащего когда-то Арчеру тела, он рывком тянет его вниз, заставляя пригнуться так, чтобы его губы касались уха жрицы. Речь рыжеволосого спокойная, он дышит глубоко и ровно, но сердце колотится как бешеное.
- Он и не делится, тупая ты скотина. Жрали бы тебя черви, да жаль доброты ему не занимать… - после чего отпускает её, переводя свой гнев на возникшего из ниоткуда нового Арчера.
Чего ожидать от странных иллюзий?


2 место - Римон Рок

Тяжелый вздох вырвался из груди ведьмака, после чего он принялся пить. Сильными, быстрыми глотками он осушал деревянную кружку пива, закрыв он натуги глаза. Его кадык резво скакал вверх-вниз, слегка осветляя трагизм ситуации. А дальше заговорил тихим шепотом.
- Ешьте только быстро. Я выкрою для нас время, - он взял котенка двумя пальцами за шкирку и усадил в кружку.
"Желудок у котенка меньше наперстка...", - вспомнилась ни к месту одна краснолюдская шуточка, которую он тут же прогнал, не дав себе дослушать окончание, озвученное внутренним голосом.
- И не высовывайтесь, - он не стал пояснять, кому это было адресовано, котенку в кружке или Корблу с Гейр. Он еще раз тяжело вздохнул и изрек зычным и добродушным голосом.
- Так, подержите мое пиво! - после этого он поставил кружку на середину стола и поднялся. Он неспешной, чуть пошативающейся походкой подошел к пятерке в доспехах, изучая из вид, взгляд и позу. Собирая информацию, на случай, если договориться не удастся.
"Тот лохматый говорил о черных церберах. Если это такая же шваль с таким же набором артефактов, то проще перебить их сразу... Кромчаря жалко... Курва! Поганая человечность!"
- Добрая стража, - он виновато улыбнувшись подошел к тому, кто держал неизвестную за одежду. То, что она не послала эту пятерку за их столик говорило либо о невнимательности девушки, либо о её любви к поиску приключений на свою филейную часть.
"Родственная душа?"
- Что ж это делается? Сидим, обедаем, понимаешь, вбегает какая-то сумасшедшая, ругается про каких-то "ятей" и "отых", а когда её хватают за руку, для объяснений, обращается в туман и крысой фьють! - свой рассказ он сопровождал активной жестикуляцией, стараясь делать её подальше от воинов, а дышать почаще. А вот дышал он чаще и глубже, так, чтобы запах пива из его рта долетел до всех окружающих. В конце своей тирады он рукой указал на стену с окном, в направлении своего коня, показывая предполагаемое движение крысы, снабдив его взволнованным взглядом и добавил, - А ежли, она заразна? Или того хуже, проклята? Или коня моего напугает? Вы уж помогите, доблестные воины. Расскажите что за особы тут шаландаются? Ничего, что я её схватить пытался?
Его руки были на виду, поза расслаблена, а эфес клинка скрыт плащом. Ни к чему было акцентировать внимание на оружии. Сейчас хотелось свести весь конфликт на нет и спокойно доесть. Он пожалуй даже стерпел пару ударов или грубостей от стражника, настолько ему хотелось спокойно поесть и покурить. Главное, чтобы неизвестная, которая оказалась какой-то дальней родственницей Гейр, судя по телосложению.
"Будь умницей, молчи и не отсвечивай..." - телепатом он не был, ментальными техниками не обладал и оставалось только надеяться на здравомыслие девушки. Хотя...
- Девка, хватит с хозяином беседовать, неси уже мне следующую кружку пива, а лучше две, - он не церемонясь вложил одну монету в руки девушки и указал куда-то неопределенно за лавку.
Оставалось искренне рассчитывать, что гарпия воспользуется его фразой чтобы уйти из под удара клинков, звон которых мог вполне тут грянуть через несколько секунд, а не возможностью упражняться в ругательствах из-за его пренебрежительной фразы.


3 место - Ёш

Ёш так распереживалась, что умудрилась вытоптать вокруг Кая хорошо видимый в траве полукруг. Стоять на месте в такой момент было просто невыносимо, вот она и топталась то туда, то сюда, нервно прядая ушами (она прекрасно слышала, что творилось внизу, и это только усугубляло ее тревогу и беспокойство) и не менее нервно, широко размахивая хвостом. Если бы нацепить на его конец лезвие, сошло бы в качестве косы, а так хвост только сбивал траву и цветы, пока его обеспокоенная хозяйка изводилась от невозможности помочь.
Она ненавидела ощущение бессилия. Вот так стоять на месте и смотреть на что-то без возможности помочь – хуже всего, что могло бы случиться. Смерть, бой, погоня и все такое – все это решаемо, но вот полыхающий дом…
Ёш не была дурой. Соваться в столь яростно бушующее пламя она не стала бы в любом случае, она прекрасно помнила, как легко, от малейшей неосторожной искры может вспыхнуть шерсть и как быстро она горит. Дом был огромный, по местной людской традиции – комнат больше, чем живущих во всем доме людей! – так что шанс найти там кого-то был вообще мизерный. К тому же, вокруг куча незнакомых людских магов. А если бы она и нашла, то не смогла бы вытащить, даже волоком – с ее весом и силой она даже вон кота поднять не сможет, не говоря уж об огромном рогаче. Разве что Муху с его надменной пчелой… но у тех были крылья, они могли бы улететь…
Если вообще учесть, что они были внутри здания. Может, мальчишка соврал и их там и нет? Может, они выбрались раньше?
«Что вообще могло случиться такого, отчего этот дом вспыхнул?»– шера в очередной раз покосилась на охваченное огнем здание и содрогнулась. – «Христал же не дурак его поджигать! Разве что его нарочно туда заманили и…»
Девушка широко распахнула глаза. Мысль была ужасающая, но вполне логичная, если учесть, что Муху утащили вполне целенаправленно. Вчера на улице они привлекли ненужное внимание, потом было это нападение склизких водорослей, девочка в чешуе, которая что-то искала – и ведь именно в доме сеньоры! – и нашла, судя по тому, что она утащила фея. Наверняка рассчитывая, что за ним кто-то пойдет.
Нет. Ёш яростно потрясла головой, звучно хлопнув ушами. Нет, какой-то бред, на кой черт кому-то сжигать Христала и Муху заживо в доме, заманив их внутрь? Они же ничего не сделали такого, что тянуло столь жестокое убийство. А единственным оскорбленным был тот граф с именем местной птицы и остроухий мерзкий маг, которого они сегодня уже умудрились встретить еще раз.
Убивать их было точно не за что. А вот подставить под что-то нехорошее нелюдей, уже успевших примелькаться страже…
От последней мысли шере стало совсем нехорошо. Занятая паническими размышлениями, она даже упустила из виду момент, когда Кай умудрился посадить кота под ледяной колпак. Но вот то, что он отправил какое-то заклинание, чтобы узнать, есть внутри кто-то или нет, заметить успело, и ощутила отчаянную надежду на то, что дом все же был пуст.
– Слушай, Кай, – Ёш беспокойно дернула мага за рукав и быстро заговорила, пока мысль не успела ее покинуть. – Как думаешь, их не могли туда заманить нарочно, чтобы подставить? Муху же украли совершено намеренно, значит, наверняка рассчитывали, что за ним пойдут, если не один Христал, так все мы, а мы вчера в городе разругались с графом, стражниками и тем, с острыми ушами… и подставить если и не нас, то сеньору Дэльфину, которая за нас поручилась, а? Горящий дом уже явно серьезнее, чем просто отказ идти со стражей, и…
В этот момент кот выбрался из ледяной ловушки и принял единственно верное решение – драть отсюда когти, мимо выбежавшего на дорогу уже знакомого вихрастого Флавио.
«Этот-то что тут делает?» – поразилась шера, но тут Тео, уязвленный бегством кота, бросился к нему и понес такую чепуху, что уши Ёш буквально свернулись в трубочку.
В следующее же мгновенное в маленькой справедливой шерской душе, задетой за живое столь откровенной ложью, вскипела ярость.
– Ах ты мелкая гнусная четвероногая змея! – возопила она и, не разбираясь, со всех сил запустила в макушку парня смятым в руке и уже давно надкушенным мандарином. – Крысомордый голоногий лгунишка! В следующий раз, когда твой кот влезет на какое-нибудь дерево, пусть там и застрянет, а то и упадет на тебя и раздерет в клочки, неблагодарный червезадый выворотень!
Последние ее слова потонули в грохоте обрушившегося дома. Девушка осеклась на полуслове и потрясенно уставилась на пожарище.
Если там внутри кто-то и был, то теперь вытащить его оттуда было уже точно невозможно.


3 место - Леандро де Ромеро

Трудно сказать, была ли в том заслуга союзницы Присциллы, которая каким-то образом смогла прервать колдовство ангела, или у него просто не хватило сил на очередное заклинание, но свет так и не озарил пространство.
Последовал тяжёлый, хриплый вздох. Лео прикрыл глаза, в попытке вновь сконцентрироваться на заклинании, однако, ведьма не позволила ему этого сделать, резко приподняв над землей и дёрнув куда-то в сторону, словно безвольную марионетку. И мало того, что сломанные конечности при этом вновь отозвались адской болью, которая мгновенно охватила сознание кудрявого, заставляя его до скрипа стиснуть зубы, в жалкой попытке сдержать рвущийся из горла крик. Так и ещё, к тому же, мгновением позже, прямо ему в спину внезапно ударил обжигающий разряд шаровой молнии.
Несколько раз содрогнувшись от проходящего по телу электрического импульса, Леандро выгнулся дугой и, раскинув руки в стороны, истошно закричал. Энергетические крылья не выдержали этого удара и, расколовшись на множество осколков, мерцающим дождём осыпались на землю, принося с собой странное чувство глубокого опустошения. И снова боль... Такая мучительная и тянущая. Она медленно, жаром растекалась от раны на спине по всему телу, окутывая его, словно раскалённая липкая смола, и до тошноты давила, вынуждая брюнета балансировать на грани его медленно угасающего сознания.
Но как бы не был велик соблазн поддаться забытью, расслабиться и просто отключиться, избавившись от всех мучений разом, Ромеро просто не мог себе позволить потерять сознание в такой ответственный момент. Нет, только не на поле боя! И уж точно не после услышанных им слов от возомнившей себя его владычицей, надменной ведьмы, которая настойчиво пытается внушить ему мысль о повиновении, как мантру повторяя одну и ту же фразу. Фразу о том, что он принадлежит ей.
- Нет. Не принадлежу. - осипший от крика голос ангела прозвучал тихо, но даже в этом шёпоте отчётливо слышалось его упрямство, решимость и готовность бороться до конца. Он поднял непокорный, хмурый взгляд и с ненавистью посмотрел на союзницу Присциллы, одновременно с этим, усилием воли пытаясь подавить в себе всю боль и слабость, чтобы в очередной раз попытаться её атаковать.
Вот только пока он собирался с силами, ведьма вела свою игру и, явно задумав что-то нехорошее, зачем-то развернула его к себе спиной. Лео занервничал и, как следствие отвлёкся, из-за чего вновь упустил возможность скастовать светлое заклинание.
"Нет, я не твой. Не твой! Ты мной не владеешь, ведьма!" - крепче сжимая меч в руке, он, превозмогая боль, старательно напряг каждую доступную ему мышцу в теле, готовясь противостоять влиянию союзницы Присциллы. Благо, опыт есть. Хотя и не совсем удачный, но надо признать, что благодаря Шеорору, Тирию и Арчеру, кудрявый сейчас хотя бы примерно представлял, чего можно ожидать от этой мерзкой ведьмы.
"О, Небо, помоги мне!" - зажмурившись и тяжело дыша, в отчаянии мысленно воскликнул он, прекрасно понимая, что долго бороться с колдуньей в одиночку, в любом случае не сможет. Серьёзные ранения уже дают о себе знать и сил с каждым мгновением становится всё меньше. А ведь так можно очень быстро проиграть в войне не только за собственную жизнь (бог с ней!), но и полностью потерять контроль над телом. И стать врагом для тех, кого так рвался защищать! Что было бы во сто крат хуже любой смерти. - "Дай же мне сил! Хотя бы раз! Молю!"
И тут... О, чудо! Едва открыв влажные от слёз глаза Лео увидел в ярких лучах, встающего из-за горизонта солнца летящую к нему посланницу небес. Его губы дрогнули в лёгкой улыбке и ангел сразу же воспрянул духом. Помощь пришла! И теперь главное было правильно всё рассчитать, чтобы испортить гнусные планы союзницы Присциллы.
Для этого, собравшись с мыслями, брюнет стал пристально смотреть своей соратнице в глаза, желая наладить с ней зрительный контакт, потому как вскоре он именно взглядом ей указал на меч, который до сих пор крепко сжимал в руке, а теперь, как бы случайно, уронил на землю, тем самым, вооружив её и, одновременно, разоружив себя, чтобы не покалечить им никого, если в последствии он будет под контролем ведьмы.
- Убей меня... - хрипло прошептал он и тут же добавил, произнеся следующую фразу одними лишь губами так, чтобы её уловила только многокрылая, искренне веря и надеясь, что тёмная колдунья не умеет читать чужие мысли и сейчас вообще не в курсе того, что тут на самом деле происходит. - Раз-бей че-ре-па!
А сам, тем временем, опять принялся пытаться применить заклинание, чтобы хоть как-то отвлечь внимание ведьмы на себя, пока у него на это ещё хватает сил, и дать возможность белокурой ангелице разобраться с черепами.
"Ну давай... Давай же, Свет, озари всю эту тьму своим сиянием и прогони её!"

0

401

https://cdn.discordapp.com/attachments/415925358097858561/587710559361957889/a885604151da71ea.png

1 место - Сарра Смитт

https://i.servimg.com/u/f45/19/78/72/27/eaa__010.jpg

2 место - Дерек Дрегон Ди Деноро

https://i.servimg.com/u/f12/19/83/08/04/fullsi10.jpg

0

402

***

Тай, хоть и без большого энтузиазма, но все же изобразила на себе приветливое выражение и потопала вслед за неугомонной оборотницей. Знакомиться. Кажется новых знакомых за этот короткий промежуток времени у нее уже набралось больше, чем за всю прошлую жизнь. Но не признать правоту аловолосой тоже было нельзя - им нужны союзники, одним не стоит и пытаться сунуть нос за ворота, пока там бродят стада монстров. Потому пепельноволосая с положенной вежливой заинтересованностью тоже представилась
- Я Тайра.
Пока она впрочем слушала невероятные рассказы двух своих новых знакомцев, напускная заинтересованность сменилась подлинной. Уж больно удивительные вещи рассказывал пес, и полезные. Теперь встретив на своем пути смуглую бабу и рыжего громилу с носатой птицей, будет хотя бы знать, что пора делать ноги.
Камни в этом чудном садике казались уже таким спокойным и уютным островком в этом безумном мире, что способствовали какому-то расслабленному и умиротворенному состоянию. Хотя может, это просто сказывалась накопившаяся усталость...
Но как известно, стоит только чуть расслабиться, как обязательно случится какое-нибудь паскудство.
Это самое паскудство не заставило себя долго ждать - земля возле белокурой девушки вспучилась жидким мраком, забурлила и внезапно застыла неким то ли яйцом, то ли коконом.
Судя по удивленным взглядом соратников, они тоже видели такое впервые. Кинара осторожно обошла вокруг этого, но и более детальный осмотр явно ничего не дал.
Пес снова высказал предложение пройти внутрь храма - чего-то ему там срочно нужно было, судя по всему. Раз даже девочка, умеющая развеивать в пыль живых существ, два чудовищных оборотня и дракон его нисколько не смущали.
Тай еще раз оглядела непонятную штуку, взвешивая какое соседство ей нравится меньше. Вот надо было этой гадости появиться именно здесь - внутренний двор и садик как-то сразу потеряли свое милое спокойное очарование в ее глазах
- Может оно еще не выведется? - надежда, как говорится, умирает последней...

Тайра.

0

403

https://i.postimg.cc/Y0XRLc28/image.gif

Автор - Бриза О`Грейс.

0

404

***

Жрица в очередной раз только и могла беспомощно смотреть, как предает её только что обретённая магия. Она всего лишь пыталась избавиться от чародейской проказы, которой её заразила бессмертная некромантка, но лишь всё больше начала ею захлёбываться. Вскоре не смогла даже глядеть – тьма залила глаза, перемазала все волосы – теперь и не разглядеть в них ни золота, ни огня.
С Грегори когда-то произошло то же самое – и мальчишка умер у нее на руках, превратившись в лужу омерзительной жижи. Он, наверное, был бы рад узнать, что с его ненавистной жрицей произойдет то же самое.
«Шики грозилась, что я стану вечно голодным и вечно злобным чудовищем, но и тут наврала – я обернусь всего лишь в болотную слизь»
Страха отчего-то не было. Устала уже бояться. Страх нужен, чтобы бежать, прятаться, спасаться, но магичка-то знала, что ничего не может поделать. Ноги не слушались её. Магия не слушалась её. Чувство беспомощности было почти умиротворяющим.
Только ничего нового всё не происходило. Вдова утёрла слизь с глаз, снова видя застывшую Присциллу и соизволившего явиться Тирия.
- Всегда пожалуйста, дорогой, - выплюнула ведьма черную дрянь.
Он мог бы остановить время гораздо раньше. Мог бы отмотать произошедшее вспять и сказать, что ей нужно было делать, в чём она ошибалась, чего не поняла.
Предпочёл просто еще раз унизить.
«Знает ведь, что ты никогда не сможешь вернуть свет сама, - вкрадчиво зашептал змеящийся голос, давненько не заявлявшийся в располовиненное сознание, - Ты же самый недостойный света человек, который отыскал этот дар. Ты столько раз лишалась светлых сил, никогда не могла к ним надолго приблизиться. Тебе не надоело тянуться к свету, когда вся ты опутана тьмой? Кого ты обманываешь? Может, пора уже понять, что только тьма примет тебя? Ты рождена, чтобы пить мрак и дышать мраком! Он даст тебе гораздо больше, чем любой увечный свет. Подумай сама, чем занимается свет? Вечно требует у всех самоограничения, жертв, мук! А тьма даст тебе все, сразу и совершенно бескорыстно…»

Нира О’Берн.

0

405

Автор - Ширан.

0

406

***

- О! прям чудеса проницательности, эльф. - топая по коридору впереди Рене держался чуть ближе к стене чтобы свет факела освещал хотя бы половину коридора.
- Ну раз уж ты сам начал говорить, тогда давай порассуждаем на заданную тему. Если я попаду в ловушку я могу выжить, а могу умереть. – При этом наемник поднял сначала левую руку, сжатую в кулак и разогнул один палец, потом то же самое сделал с правой рукой.
- Но я могу заметить ловушку и обойти ее, - после чего разогнул второй палец на левой руке.
- Могу увернуться от ловушки, - и разогнул третий палец.
- Если не получится ни, то ни другое, ловушка может быть магической и тогда есть шанс, что меня спасет факел Рене. – четвертый палец.
- Если же ловушка окажется обычной, то на этот случай есть Нира. – пятый палец на левой руке.
- Итого шансы выжить пять к одному. Очень неплохие. А теперь давай представим, что первой идет Экорца. Заметить ловушку она не сможет потому, что у нее на лице какая-то ерунда надета. – после чего согнул один палец на левой руке обратно.
- Увернуться она то же не успеет потому, что тащит в руках здоровенный факел с половину ее размера, - еще один палец был согнут.
- Просто выжить от попадания в ловушку у нее шансов нет, потому-то она маленькая и худенькая. – и согнул третий палец.
- Соответственно если ловушка есть, то Рене остаётся рассчитывать только на свой факел или на целительские навыки Ниры. То есть. - Посмотрел на правую, а потом на левую руку. – Шансы Эскорца всего лишь два к одному. Этого маловато. А с учетом того, что если Эскорца умрет, и я в этих казематах останусь один с вами, двумя дебилами, шансов на мое выживания нет вообще, вот прям вообще никаких. Поэтому я предпочитаю рискнуть и идти первым.
А вот вывалившись в погреб первым, Бушер тут же замолчал и даже с лица тут же исчезла улыбка, и остановившись в нескольких шагах от входа, быстро осмотрел зал и молча кивнул Рене на просьбу разобраться с дверью. По дороге здоровяк в пол уха слушал О’Берн и продолжал осматривать зал в поисках хоть какого-нибудь оружия, ну или на крайне случай чего-нибудь большого и тяжелого, что можно было использовать как оружие "А девчонка-то прям как в свою родную стихию попала, прям бодрячком, видать не первый раз с немертвыми сталкивается". Дверь была быстро осмотрена на предмет наличие видимых петель и замков, потом Бушер быстро осмотрел откосы, прикидывая можно ли будет вытащить дверь вместе с дверной коробкой, если открыть не получится. После чего сначала толкнул ее, потом подергал на себя и на всякий случай пару раз со всей дури треснул кулаком в дверь, мало ли вдруг откроется. Ну а если нет, спустился на несколько ступеней размял шею, потом втянул голову в плечи, и повернувшись к двери боком, тихо зарычал и рванул в сторону двери, чтобы всеми своими ста килограммами врезаться в нее. И если даже это не поможет, вот тогда будет повод осмотреть ее более внимательно на предмет петель, замков и способа крепления ее в стене, в конце концов если дверь нельзя просто выломать, ее ведь можно всегда снять.

Бушер.

0

407

https://i93.servimg.com/u/f93/17/26/24/34/lol15511.jpg

0

408

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/aaaau11.jpg

Автор - Леандро де Ромеро.

0

409

https://i.servimg.com/u/f93/17/26/24/34/lol15610.jpg

0

410

https://i.servimg.com/u/f93/17/26/24/34/lol15611.jpg

0

411

https://cdn.discordapp.com/attachments/415925358097858561/607234549507817482/123.png

1 место - Дерек Дрегон Ди Деноро

https://i.servimg.com/u/f12/19/83/08/04/a_vibe13.jpg

2 место - Кай

https://i.servimg.com/u/f64/15/94/37/81/img_2013.jpg

3 место - Ильдарис

https://i.servimg.com/u/f88/20/07/18/92/20190714.jpg

0

412

https://cdn.discordapp.com/attachments/415925358097858561/607237192342962216/1234.png

1 место - Леандро де Ромеро

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/00211.jpg

2 место - Сарра Смитт

https://i.servimg.com/u/f45/19/78/72/27/img_7612.jpg

3 место - Кихад

http://j-p-g.net/if/2019/07/19/0699760001563538205.jpg

4 место - Ёш

http://j-p-g.net/if/2019/07/31/0307289001564593990.jpg

5 место - Ильдарис

https://i.servimg.com/u/f88/20/07/18/92/20190710.jpg

0

413

https://cdn.discordapp.com/attachments/415925358097858561/608686892921257995/12345.png

1 место - Христал Раан

В кузнице царил ад. Тягучий жар патокой окутывал мои плечи, сдавливал, удушал до свистящей хрипоты, толчками выходившей из пересохшего горла. Я так вымотался, что поднятая ко лбу рука, смахнувшая пот, ручьями струившийся по скулам и застилающий глаза, казалась тяжелее стального гномьего молота. Последним я пользовался только дважды. Но и тех попыток мне хватило, чтобы плюнуть на страхи и организовать экспедицию в бездну гор, основываясь лишь на слухах о царящих там несметных богатствах. В первую очередь меня интересовала редкая и почти легендарная руда – мифрил.
В подобную затею мало кто верил, в особенности, когда большинство расчетов сводились к моему беспечному: «на месте разберемся!». Таких, как я, беззаботных дурней, надо еще поискать. А когда шансы стремительно приближаются к одному на миллион, вмешивается закон мироздания: дуракам, новичкам, и прочим нелепым стечениям обстоятельств непременно повезет. Но не сразу, а сперва изрядно погоняв по лабиринтам пещер толпами гоблинов, плотоядных многоножек, ядовитых паучих, вылакавших их моих запасов зелья невидимости и прочих малоприятных экспонатов этого подземного сафари. Клянусь Бездной, я чудом избежал встречи со своей доисторической родней, принявшей радушное предложение гостеприимства у какого-то демонолога-отшельника. Благо эволюция не стала отыгрываться на своем потомке и наградила меня достаточной величины мозгом, чтобы не бросаться выяснять основную повестку этого собрания, плавно перетекшего в званый ужин.
Предмет моих вожделений оказался крупной жилой, пролегающей в тесной близости от заброшенных угольных штольней. Землетрясение, сход лавины и заселившийся вендиго существенно сократили количество желающих продолжить дальнейшую разработку руд. Но когда это меня останавливало? Тифлинги людоедам не по зубам!
Спустя сломанный рог и выдранный кусок предплечья, моя экспедиция обнаружила … алмазы! В этих чертовых недоработанных штольнях были залежи алмазов! И пока мои спутники набивали свои сумки, я хохотал и плакал как безумный, с потерянным видом ковыряясь в пухлых материнских жилах. Мои товарищи должно быть решили, что я окончательно спятил. Они были близки к истине. Потому право собственности и выработки обнаруженных богатств оформлял не я, а какие-то подозрительные типы. Впрочем, в накладе я не остался: присутствие злобного, недовольного итогами экспедиции полудемона, положительно сказывается на добросовестности юристов.
Мифриловую руду я получил много позже, наладив отношения с торговыми конторами. К тому времени обустройство моей кузницы подходило к концу, и начиналась занимательная часть экспериментов со сплавами.
Не собираюсь утомлять подробностями моего невеселого прошлого, проведенного подле гномьей наковальни и ее угрюмого хозяина. Но именно оттуда я подчерпнул знания о горном деле, и, если бы меня не турнули из приграничного замка, клянусь молотом Тюра, я бы рассылал прошения во все известные гномьи общины с просьбой принять меня в свои ряды. Был бы рогатый такой, сгорбленный глубинный гном. В нашем мире всякое бывает.
В общем овчинка стоила выделки и в алом свете пламени моей кузни переливаются грани молота мифрилового сплава с алмазным напылением – моя гордость, плод моей смекалки, таланта, пота, крови и прочих алхимических и естественных нелицеприятных составляющих. Чары закаливания тоже присутствуют, но, к сожалению, не моей работы. Как вспомню сколько еще должен магу, так сразу прошибает холодный пот – самое надежное средство от теплового удара в этом адском горниле. И я им без зазрения совести пользуюсь, прикусывая надтреснутую губу, и смачиваю ее проступившей кровяной каплей. Это помогает мне сосредоточится, когда последние звонкие удары молота сглаживают неровности парадного щита. С утра мучаюсь с этой вмятиной, ставшей следствием моих заблуждений.
Признаюсь, я не мог бы и подумать, что эльфы настолько твердолобые. В буквальном смысле. На вид те еще хлюпики – дунешь, впадут в осадок. Конкретный же остроухий обладал не только талантами к длительному полету через обеденный зал, но и завидной меткости таранить лбом мои изделия, развешанные в целях рекламы на стенах постоялого двора.
Имя этому шебутному заведению - «Болотный чёрт». Вывеску с неким рогатым субъектом, замотанным в кокон из водорослей видно на квартал вперед. Но упаси вас, боги, спросить откуда название взялось. Не отвечу! Даже за тонну мифрила и обсидиановый кирпич в придачу. Могу только намекнуть, что все действительно начиналось … с болота.
«Болотный черт» не самый дорогой в Сириусе постоялый двор и не самый презентабельный. Я активно распускаю мрачные слухи, тем самым отгораживаю этот приют замученных приключениями путников от излишнего внимания городских кутил, зевак и прочих любителей праздного безделья. Моя репутация создания с дьявольской внешностью только тому способствует.
Для остальных, друзей, двери всегда открыты. Трехэтажный крепкий особняк в торговом квартале, неподалеку от рыночной площади. На первом этаже трактир, стойло и дворовые пристройки, в одной из которых моя гордость – кузня, просторная и уютная, так не похожая на мрачную замковую конуру из моего детства. В отличии от городских кузнецов, я не работаю в кустарном производстве, где ковка однотипных мечей, кольчуг и щегольских шпаг поставлена на поток. Только штучные изделия и только на заказ. Постоянным клиентам, скрепя сердце, сделаю скидку.
Верхние этажи отданы под гостевые комнаты. В эту вотчину я не суюсь, разве что иногда помогаю с плотницкими работами: полку прибить, починить выкорчеванные дверные петли или залатать прожженную дыру в полу. Учитывая разнообразие гостей, здесь случается всякое. К примеру, брызги крови принципиально не смываю – для этого наняли на подработку какого-то чахлого типа с городского кладбища, сильно нервничающего в присутствии заезжающих жрецов. Признаться, я их тоже недолюбливаю, и не смотря на наличие собственных комнат, частенько ночую в кузнице. Привычка, что с нее взять?
В будущем году планируется открытие бани в одной из пустующих пристроек. Чертежи уже готовы и надежно спрятаны от любителей использовать тонкую заказную бумагу для хранения вяленого мяса. Осталось разобраться с системой водопровода и добиться от властей решения проблемы с канализационными кошмарами, расплодившимися под городом после неконтролируемых выбросов алхимических реагентов. Однако, дураков копаться в акведуках, даже за приличную награду, пока не отыскалось. Поэтому, мы дружно наслаждаемся потусторонними завываниями, идущими в тихий ночной час из-под рыночной площади. Некоторые продвинутые барды находят в них вдохновение, мучая наш слух своими последующими изысканиями. Лично я, порядком оглушенный звоном молота, нахожу в их строках удовольствие, а более чувствительная на экспериментальные баллады Хозяйка продолжает тренировать свои и без того блестящие навыки метания камней из пращи.
И конечно же, какой постоялый двор без питейной? Даже для столь противоречивого, по слухам, заведения, вечерами от любителей хмельного отбоя нет. Особый рецепт – настойка из забродивших мандаринов, поставляющихся аж из самого Экрона. Открыл ее, как ни странно, самый непьющий, но и самый прожорливый участник наших походов, найдя более рациональное использование моей энциклопедии трав, чем разбивание чужих голов гранитной обложкой сего научного писания. Любопытный факт, но в целях повторения эксперимента с той же настойкой, наш маг обнаружил тайну добычи чёрной материи, и теперь скрывается от властей и шпионов соседних государств. А признанная ценным алхимическим дистиллятом настойка завоевала свою любовь не только в научных, но в кругах разборчивых ценителей экзотики.
Конечно же, среди разношерстных посетителей попадаются и неприятные гости, как тот эльф, имевший наглость сравнить наш постоялый двор с дешевой едальней. Я тогда слегка погорячился, бывает. Но все в результате чинно: врача оплатили (гробовщик взял бы меньше!). К тому же в бюджете постоялого двора заранее заложена статья расходов на мои чудачества. И в свете последних событий, я все чаще размышляю над идеей открытия вакансии лекаря, оборудовав для него небольшую пустующую пристройку.

Мечты и планы! Давно перевалило за пол день, о чем громогласно провозглашает мой желудок.
Вылив на себя бочку почти обжигающей воды, блаженно медитирую на пар, а затем сняв с себя кожаный фартук и плотные рукавицы, передвигаю конечности в трактирный зал, гордо выставив перед собой сверкающий щит. Вешаю его на стену, все еще хранившую следы знакомства с эльфийским лбом. В отполированной зеркальной глади нахально улыбается мое раскрасневшееся отражение. Рожа, конечно, та еще, – даже с демонической регенерацией жизнь меня сильно трепала. Про таких говорят, мол рога бошку давят, одно и вправду обломали. Ничего, пережил как-то, не страдаю, правда седеть уже начал: пепельные пряди стекают с висков по моим чернявым волосам, стянутым на затылке кожаным шнурком.
Оборачиваюсь к стойке, из-за которой едва торчат длинные, листовидные уши. Мебель здесь добротная, крупная, я бы сказал почти несокрушимая, но для этого миниатюрного создания, считающегося здесь хозяйкой всея есть стул. К тому же она не обязана присутствовать в зале постоянно. Разве что сегодня пополняли кладовые, и она инспектирует запасы … каждые, хм… пол часа.
Хлопаю по стойке, тут же прекращая довольное чавканье. В сверкнувших лавандовых глазах столько укора! Говорю, что закончил с помятым щитом, перегибаюсь через край столешницы и цепляю винную бутыль из припрятанного бара. Утреннюю работу я закончил – имею святое право на отдых. Тем более днем постоялый двор обычно пустует, не нуждаясь в услугах едва захмелевшего вышибалы. Раскусываю сургуч пробки зубами, и он, крошась нехотя поддается. Однако, напиться мне сегодня не дано.
Полуденный гость, соскакивает с вороного коня и тот серой дымкой исчезает у стойла. Наше темнейшество пожаловало – давненько его не было видно в этой дыре. Гость отодвигает стул и вольготно разваливается за стойкой, вытянув длинные ноги. С усмешкой протягиваю ему вскрытую бутыль, и тот осушает залпом почти половину, прежде чем оторвавшаяся от запасов Хозяйка успела найти приличный стакан. Брезгливо берет его двумя пальцами, покрывает изморозью и начинает скупой рассказ, не вдаваясь в совсем уж рискованные подробности. Все это я слышу из раза в раз: невольный участник террористического акта где-то на западе, разыскивается в очередных кругах аристократических шишек, не то с целью казни, не то женитьбы, не то исполнения еще каких-то обязательств перед якобы цивилизованным обществом.
Раздираемый внутренним дьявольским хохотом, пытаюсь придать своему лицу сочувствующий вид. Получается паршиво - скалозубая ухмылка упорно не желает стираться с лица. Заметив это, гость приканчивает бутылку вместе с рассказом. Затем плетется наверх в свою комнату и наказывает будить только с случае апокалипсиса, когда начнет пора линять в иное измерение.
Мысленно прикидываю сколько уличных соглядатаев успели опознать нашего гостя, и делаю пометку потолковать в ними по душам во время вечерней попойки. Поторопился я с щитом – лишний аргумент, призывающий держать язык за зубами, был бы как нельзя кстати.
Но на полуденном посетителе заботы не заканчиваются и мне на нос садится разъяренный шершень. Я тут же морщусь от оглушающего звона в ушах, к счастью ли или нет, ментального.
Хозяйка вопросительно косится на меня. Нашу фею украли – перевожу ей вопли. Опять! Мы синхронно трясем кулаками и ее «камень» точит мои «ножницы». Победно вскинув руку, маленькая ушастая женщина суетливо набивает сумки снедью. Судя по размерам припасов тащить все это придется мне!
Плетусь наверх и громко стучу в дверь, проворно отскакивая от бранного темного проклятья. Оно вихрем вырывается из комнаты обугливая противоположную стену - запишу ремонт на счет! Не все же мне у мага в должниках ходить. Трублю во всю свою дурную глотку о подъеме, выслушивая из ледяного склепа новые подробности об особенностях происхождения своей расы, и уже соскальзывая вниз по лестнице, уворачиваюсь от несущихся вдогонку сосулек, растрясая скопившийся на брюхе пивной жирок.
Моя радостная ухмылка никуда не делась - Мы все опять в сборе и опять идем спасать одну проблемную фею. Это наш юбилейный пятидесятый поход!


2 место - Рене Эскорца

"Мне всегда нравились заводные механизмы. Пристрастие началось с подарка от папы: он отыскал какого-то великолепного мастера игрушечных дел, Оппенха, который из кучки жестяных полосок, десятка шестерёнок и нескольких тоненьких цепочек соорудил великолепную металлическую змею. Я помню, как, высунув язык, усердно крутила торчащий из узкой спины ключик; он поначалу был совсем тугой для моих детских рук. Когда дальше заводить было уже некуда, я опускала модель рептилии на землю и она оживала: тельце со скрипом изгибалось зигзагом то в одну сторону, то в другую. Она бодро двигалась вперёд (если поверхность была не слишком скользкой!), и через каждые полметра приподнимала чуть-чуть украшенную рубиновыми глазами голову и дерзко шипела. Ещё у меня был крошечный железный рыцарь на коне, но он мне нравился поменьше, потому как скакун двигался слишком медленно и неестественно, и не внушал ужаса и уважения, которые, по моему мнению, должны были внушать рыцари. Обе игрушки были страшно дорогие, ведь делались на заказ, но в ту пору я этого не осознавала, а потому без зазрения совести вытаскивала их играть во двор – даже после дождя. Справедливости ради, времени поиграть у меня было не так уж много, так что прожили папины подарки куда дольше, чем им с таким обращением полагалось.
В бесхитростном детском восторге я не особо задумывалась, что эти игрушки символизировали. Это уже потом, годам к четырнадцати, когда и змея, и рыцарь уже превратились в бесполезные груды металла, я о них задумалась всерьёз. Они демонстрировали, на что способны человеческие ум и изобретательность безо всякой магии. Они доказывали, что нам не нужны дешёвые еретические трюки, чтобы создавать поражающие воображение вещи. Я помню, как обсуждала это с Сау, и она со мной согласилась, пусть и относилась к механизмам куда более прохладно… Мне захотелось тогда разыскать того мастера, у которого отец заказал змею и рыцаря, но оказалось, что он теперь работал на Церковь в столице. Пришлось подождать.

Поступив в Инквизицию, я перебралась в Элликсазу, и желание встретиться вновь с талантливым ремесленником разгорелось с новой силой. Мне казалось странным, что за прошедшие десяток с хвостиком лет он так и не приобрёл знаменитости по всей стране. Да что он; цеха мастеров-часовщиков так и не возникло, заводные игрушки оставались редкостью. Разве не глупо? Чернь зачастую тянется к знахарям и колдунам потому, что те способны поразить их воображение. Выслеживать и наказывать виновных – дело благородное, но заниматься им было бы куда легче, если бы простолюдины не меньший трепет испытывали перед сложностью и размеренностью машин. Мне приходили в голову смелые идеи; почему бы не сделать театр заводных фигурок, повествующий о ключевых событиях древности?.. Механика, как наука и как явление, на удивление хорошо вписывалась в общий образ Церкви, и не только потому, что её так легко напрямую противопоставить магии. У механики и Багровой религии были схожие символы. Пламя, масло, пар, металл… Да сама Церковь зачастую напоминала идеально отлаженный механизм. Мне так и представлялась старая-добрая механическая змея, только в броне, с острыми клыками, и пламенным сердцем, которое заставляло ключ крутиться самостоятельно.
Оказалось, господину Оппенху Церковь и впрямь за последние годы поручила несколько поражающих воображение проектов. Только, конечно, не игрушки интересовали Багровых священников, а пыточные инструменты. Я не стану марать эти страницы подробным описанием ужасов. Тогда они казались мне по-своему прекрасными, ведь они служили ещё одним доказательством могущества Церкви, ещё одним напоминанием того, с каким рвением мои братья и сёстры готовы проповедовать истину Шестерых. Да, им недоставало элегантности и грации заводных игрушек, ведь для того, чтобы причинить человеку боль, изощряться особо не надо, да и механизмы нужны гораздо более жёсткие… Теперь, кажется, от одного воспоминания желудок мой сворачивается в тугой узел.
Я помню, как в первый и последний раз поговорила с Оппенхом. Я застала его за работой. У него были красивые, тонкие, умелые руки, на удивление нежные для человека, который каждый день собирал и пересобирал состоящие из кусков наточенной стали предметы. Только руки эти и оставались спокойными во время нашего разговора; всё остальное, от кожи до голоса, так и пронизывала сумасшедшая дрожь. Я решила тогда, что на него снизошло вдохновение от самой Каерлан, и он трепетал, чувствуя, что пустил свой талант Ей на пользу.
Простите мне эту прелюдию.

Мистерия. Я возненавидела это место, кажется, с самого первого же шага, что я тут совершила. Куда ни бросишь взгляд – он упадёт либо на мага, либо на химерика, либо на еретика. Жар Багровой Церкви до моего прибытия ни разу не смог этот мир опалить. Я долгое время гадала, что же Мистерия из себя такое представляет; моё ли это личное чистилище, в котором я обязана ответить за грехи моей сестры, или, может, чересчур далёкие и тёмные земли, которым требовался лучик света Церкви… Смешно то, что ответа я не знаю до сих пор. Мне кажется, пришельцы вроде меня сами для себя этот ответ находят и определяют. Мне удалось его отыскать в вере, что тебя наверняка не удивит. Как бы там ни было, это ведь именно Шестеро возжелали, чтобы я сюда прибыла. Пытались ли они меня наказать? Направить? Принести сюда порядок моими руками? Всё сразу. Вопрос на самом деле стоял не в том, что такое Мистерия, а в том, что я собиралась в ней делать.
Первое время я просто поступала в соответствии со своими принципами – с теми же, которые вели меня по моей одинокой дороге два года кряду со дня падения Дома Эскорца. Я бросала вызов тому, что считала злом. Вставала на защиту тех, кому она требовалась. Я не сдавалась и не опускалась до сотрудничества с местными инакомыслящими. В результате я за сутки лишилась меча и дееспособности ввиду перелома всех рёбер разом.
Я не могла позволить себе жить в моменте. Мне нужна была цель. Мне нужно было что-то, ради чего я, скрипя зубами, могла бы поступиться идеалами – хотя бы временно. Что-то, что в глазах Шестерых оправдало бы все мерзкие поступки, на которые мне предстояло ради достижения такой цели пойти. Если бы я тогда отказалась от поисков такой цели, если бы просто вздохнула и осталась просто безликой иномиркой в маске, то всё случилось бы совсем иначе. Но мне под руку попался Голодный Факел Каерлан, знак благоволения со стороны Шести Тронов. Свидетельство, помимо всего прочего, того, что я была не первой лавинианкой в этой чуждой реальности. Не первой попыткой моих богов согреть и осветить мрачную Мистерию.
Я поставила себе цель – построить в Мистерии Багровую Церковь. И она, само собой, оправдывала средства.
Я понятия не имела, с какой стороны к этому делу подступиться. Где раздобыть денег, как завербовать сторонников, где, в конце концов, базироваться, как проводить миссионерскую деятельность, как не оказаться стёртыми с лица земли случайным чихом со стороны золотого дракона. Да, спасибо матери, я обладала неплохими познаниями в области управления и счетоводства, но большая часть этой типично-землевладельческой грамоты давным-давно вылетела из моей молодой головы.
В Лавинии Багровая Церковь тесно связана со всеми сторонами жизни общества. Я не могла и надеяться в краткие сроки точно так же её интегрировать в жизнь мистерианских городов-государств. Пришлось подумать. И поработать. Ответ нашёлся в детских воспоминаниях.
Машина. Церковь когда-то представлялась мне хорошо отлаженным механизмом. В основе заводных змеи и рыцаря лежал практически один и тот же механизм, которому требовался ключик. Мне требовалось просто выделить основополагающий принцип работы Церкви, а всё остальное можно будет построить позже вокруг него. А в чём этот принцип заключался? Как его выделить так, чтобы собрать вокруг себя сторонников?..
Простите, я, право, теряюсь сейчас в мыслях, потому что не знаю, как мне следует об этом говорить. Я несколько десятков лет на всё это смотрела через сильно искажающую реальность линзу. Что я видела? Я видела, как искала тех, кому больше всего требовалась багровая правда. Тех, кто сильнее всего нуждался в истине Шестерых. Тех, кто не боялся за эту истину поднимать оружие и рядом со мной её ценой собственной жизни отстаивать. Мне нужны были храбрецы-праведники, люди с самого низа мистерианской иерархии, которым надоело, что ими помыкают то могущественные колдуны, то жрецы непонятных верований, то бандиты, притворяющиеся силами порядка.
А если уж быть честной, то нужны мне были самые отпетые мерзавцы и самые глупые и слабые духом дураки. Те, кому требовалась любая причина почувствовать себя лучше остальных. Любая возможность скинуть ярмо, которое зачастую было воображаемым. Те, кто рьяно тянулся к религии, обещавшей возможность начать священную войну без правил и обходиться с побежденными на правах сильного. Они стали первыми из мистерианских прихожан Багровой Церкви. Первыми из тех, кто встал на путь искупления для своего погрязшего во всех грехах мира, не собираясь при этом раскаиваться.
Быть может, озаботься нами тогда кто-то, ничего бы у меня и не вышло. Но никто не озаботился. Что толку обращать внимание на какую-то кучку безумцев в красном? А моя Багровая Церковь росла. Моя вера пожаром прошлась по Карлионису, перекинулась на Инь-Янь, пошла дальше. Моя машина росла, она набирала обороты, она всё чаще требовала её заводить. Багровая Церковь в Лавинии обладает неограниченным кредитом ужаса; никто и никогда не осмелится против неё выступить, кроме тех, кому делать больше просто нечего. В Мистерии всё иначе. У нас ещё не было репутации, а для того, чтобы развитие и рост продолжались, её необходимо было нарастить. Моих пламенных речей и подвигов уже не хватало на то, чтобы достаточно часто заводить этот ключик; ему требовалось что-то посерьёзнее.
Пламя и кровь.
Я сказала им: с вами Шестеро. Я воспроизвела по памяти большую часть Писаний и позволила своим сторонникам их распространять. Я говорила им: если вы в чём-то не уверены, совещайтесь со словами Шестерых. Я пошла на уступки и на такие решения, от которых даже священники моей родины могли бы прийти в ужас. Я ведь спала и видела багровые флаги над Мистерией. Я чётко осознавала, что в этом смысл моего в мире присутствия.
Машина росла. Мистерия горела, а машина знай себе обрастала всё новыми фанатиками, готовыми жизнь ради неё положить. Первоначальный костяк из отребья частично превратился в ревнителей веры (по большей части фальшивых), частично – закончил свои дни на тех же виселицах, на которых они сами когда-то вздёргивали тех, кто им не нравился, прикрываясь Багровым законом. Новая мистерианская церковь требовала больше – людей, огня, крови – и в какой-то момент я осознала, что мы зашли далековато. Я не помню, что у меня вызвало такое ощущение – может, полный пожаров и столбов дыма пейзаж, может, груда порубленных младенцев в Сириусе, может, ещё что-то – но я понимала, что пора притормозить. Моей Церкви следовало чуточку остепениться. Повзрослеть.
Но она не хотела.
Она не желала замедляться или останавливаться. Моё творение хотело и дальше расползаться кровавым пятном по мистерианским картам. И, что хуже всего, я не могла её остановить. Меня зарезали бы вместе с очередной партией пленных эльфов. Машина была запущена, и люди, которые собирались у её железных боков, с голодными взглядами требовали мяса.
Я могла упереться каблуками в пол и попытаться их приструнить… Это был бы правильный поступок. Наверное. Он соответствовал тому, во что я верила – не как прихожанка Церкви, а как человек. Только я ведь уже однажды поступилась личными идеалами во имя высшей благой цели. Во второй раз это сделать оказалось во много раз легче. Я так отчаянно надеялась, что моё молодое и вспыльчивое творение примет всё-таки знакомые по Лавинии очертания и превратится из орудия террора в так хорошо знакомый мне оплот культуры и процветания. Но время шло, а трансформации всё никак не происходило.
Как я была глупа! Как запоздало прозрела! Понимание того, что я больше не вижу границ между тем, чем моя Церковь была, и тем, что я хотела из неё сделать, приходило болезненно-медленно. Лавинианская и мистерианская Церкви были суть одно и то же, только оставленный в родном мире вариант не нуждался в том, чтобы о себе как следует заявить. Мои последователи трясли воспроизведённые мною Писания и разбирали их по строчкам, желая отыскать всё новые оправдания собственным зверствам. Я же… я же не богослов, и не располагала помощью таковых. Мне задавали вопросы о толкованиях учения Каерлан, а я не могла на них связно ответить, потому что я-то всегда руководствовалась собственным моральным компасом в не меньшей мере. В какой-то момент я обнаружила себя на втором плане. Костёр, что я разожгла, обратился в неостановимый лесной пожар. Религия, которую я сюда принесла, обратилась в безумноую железную мясорубку и сорвалась с рельс, ненасытная, жадная и бездушная. Я с детства искренне верила – ещё бы! – что Багровая Церковь существует для того, чтобы охранять царство праведников от всех тех, кто способен нанести ему вред. Что она сохраняет наши души чистыми и обеспечивает на земле единственно-верный порядок вещей. А оказалось, что всё наоборот: это не машина служит нам, а мы служим ей. Не система для людей, а люди для системы.
У нас был только один способ её остановить: встать, где стояли, образумиться, и громко сказать «хватит». Признать, что мы слишком долго пялились в бездну. Взять на себя вину за излишнее рвение, сбавить обороты, сдержать пожар. Но такое происходит только в сказках. Те из моих сторонников, что были наиболее сознательны, прятали стыдливо глаза, но продолжали работать. Продолжали обслуживать моё творение.
И я занималась тем же. Я возненавидела свою Церковь всеми фибрами души, я проклинала Шестерых, я боялась даже смотреть на священный Факел – но я продолжала работать. Я казалась себе белкой в раскрутившемся чересчур быстро колесе. Я не знала, как остановиться, но понимала, что если не бежать – переломаю себе ноги или сверну шею. Ведь как могла я просто оставить Багровую Церковь? Как могла предать то, с чем росла со дня своего рождения? Как могла отказаться от мечты, которую лелеяла со дня прибытия в Мистерию? Я занималась делом всей своей жизни – я красила мир в багровый и прославляла Шестерых, и каждая секунда моего существования вызывала у меня отвращение.
И вот мы здесь. Вот она, наша мистерианская идиллия, построенная на пепле и костях. Никто из вас не хочет думать о том, каков фундамент этого новенького храма Элликсены. Никто из вас не хочет оглянуться по сторонам и прислушаться к плачу этого мира. Вы боитесь смотреть по сторонам, как боитесь заглянуть внутрь себя; ваши глаза обращены только на слепящие церковные огни. Я смотрю на всё это, и какая-то часть меня до сих пор пытается понять, что же пошло не так и где же я ошиблась. Но суровая правда заключается в том, что я не допускала ошибок. Я выбрала свой путь и успешно прошла по нему до конца; я достигла всего, чего желала, и Шестеро наверняка мною довольны, как довольны вами. Мы свергли господ-колдунов и королей-драконов и установили в этом мире человеческую власть под единым стягом. Построенная мною Церковь попала точно в нужный оттенок, и то, что я сейчас тут стою, служит тому последним и финальным доказательством.
Однако же больше всего происшедшим насладился совсем другой бог. У него нет ни личности, ни звания, ни лица. Он – бог толпы. Бог-машина. Бог, которого наши действия породили и которого наши действия прославляли. Он жесток и холоден, но не потому, что он злой, а потому, что он пустой. Он неразлучен с Багровой Церковью и является первопричиной её успеха. Думайте что хотите, но это ему мы принесли бесчисленные жертвы в надежде на милость, которую он никогда не окажет. Всё, что ему нужно – служба, которая, какой бы прекрасной она ни была, в конечном итоге будет жесточайшим образом извращена. В него даже не нужно верить. Он просто есть, и он продолжит своё паразитическое существование, покуда, прикрываясь благими идеалами, прихожане Мистерианской Багровой Церкви продолжат своё пламенное шествие.
С меня хватит. Мне семьдесят девять и я устала. Я достигла цели всей своей жизни и познала лишь разочарование. Руби, мальчик, я закончила."


3 место - Каллисто

Вот уж никогда не думала, что я снова смогу зажить спокойной и мирной жизнью после того, как меня потрепало в этой забытой богами Мистерии. Хотя тут тоже очень спорный вопрос… Прошло две сотни лет, а кажется, что одно мгновение. Слишком много успело поменяться, перевернуться, а что-то даже вернулось на круги своя. Об этом сложно судить.
Я легко ступила на канат, растянутый под самым куполом цирка. Так и не научилась бояться. Пусть я и стала старше и мудрее, есть множество вещей, которым меня так и не смогла научить Мистерия,. Да и мне уже около сотни лет казалось, что она исчерпала весь свой потенциал. Слишком мала. Мне не нужно было много времени, чтобы изучить каждый ее уголок.
Несколько легких шагов под уже оглушающий рев публики. Да, цирк был самым лучшим моим достижением в этом мире. И самой лучшей моей затеей. Джедах точно гордился бы мной, если был бы жив. Восстановление цирка, который помогал бы всем, кого найдет. Ведь когда-то добрый вампир спас и меня саму. Так почему бы не сохранить еще несколько жизней?
А еще оказалось, что в мире, где миноритов мало, да их попросту нет, честно говоря, мой потенциал просто неограничен. Мало какой хозяин мог терпеть более опытного слугу. Здесь же у меня появился шанс на тысячи и миллионы лет жизни. И на то, чтобы найти отсюда путь обратно. В Междумирье. А оттуда и в другие миры. Раз в Мистерию есть вход, значит должен быть и выход. А так пользы бы было намного больше. Никогда не думала, что устану изучать целый мир. А ведь где я только не побывала за эти годы. И на дне морском, и в пустыне, и в развалинах храмов, и в жутких катакомбах. Была свидетельницей многих событий. А ведь эти события не всегда были приятными.
Джедах был единственным, кто смог стать мне другом. Настоящим другом. Несмотря на все его странности, он действительно заботился обо мне, часто даже больше, чем о себе. Но болезнь и годы все же взяли свое. Наверное, это единственный недостаток бессмертия. Ты живешь и видишь, как с каждым днем угасают близкие тебе существа. Это, конечно, не повод грустить. Наоборот, надо радоваться этим жалким огрызкам времени и брать от них абсолютно все.
Сейчас же от меня мало что осталось из прошлого. Похоже, я переросла большинство людей. И того, кто смог бы стать для меня лидером, было найти практически невозможно. Поэтому пришлось куда-то двигаться самой. Сейчас все изменилось. Даже хозяин стал скорее прицепом, а не кем-то уважаемым. Когда-то ходили легенды о том, что минорит мог привязать сам себя к мощному артефакту-накопителю. Как лич, который вкладывал свою душу в сосуд. Наверное, настало время это проверить. И если еще две сотни лет назад я, обретя свободу, просто бухнулась бы под ноги любому встречному, то сейчас я способна на большее. Куда большее. И достойна я большего.
Порхая под куполом цирка без всякой страховки, с красивыми фейерверками в руках, я вечно погружалась в свои какие-то мысли. Даже это уже успело надоесть. Пора было менять репертуар. Хотя с огнем я вряд ли когда-то буду готова расстаться. Пусть я и могу худо-бедно контролировать свою тягу к разрушениям, это все равно немного мешает. Но… Почему-то кажется, что это просто часть меня. И придется резать по живому, чтобы избавиться от пиромании. Может где-нибудь в будущем я и смогу… Но не сейчас. А может и не через сотню лет. Может через тысячу. Главное не сейчас, а где-нибудь в будущем.
Я еле заметила, что музыка кончилась. Поклонилась не очень многочисленной в этих краях публике. И живо полезла вниз, пытаясь одновременно сократить время спуска и не услышать хруст собственных костей. А то в прошлый раз просто спрыгнула, поломав ноги. Мне-то ничего не было, уже через несколько минут срослись, а вот зрители испугались. Дурная слава нам ни к чему, а смертность и травмы артистов хорошей репутации не способствуют.
И каждый день, в своей половине повозки я приходила к выводу, что мне скучно. Жить скучно. Начала мастерить всякие безделушки вроде детских игрушек. Два века хватит на то, чтобы стать профессионалом в любой сфере. Только вот в таком есть один единственный недостаток. То, что ты развил до предела, перестает приносить удовольствие. Руки уже сами создают механизмы и вдыхают в них магию. Металлические совы, котики, собачки, медвежата загорались голубым светом и начинали жить своей жизнью. Такое удивляло простаков и те раскошеливались. Но стоило пройти паре месяцев, и огоньки в глазах игрушек, в которых я создавала иллюзию жизни, тухли, люди расстраивались. Одни ругали дьявольский цирк, который впарил им эти механизмы, другие искали способы «оживить» чудесные создания.
Я сняла аляповатый лоскутный костюм, который носила во время выступлений, и надела платье. Внешне абсолютная копия того, что я носила двести лет назад. Только юбка теперь отстегивалась, позволяя нормально передвигаться.
– Ки-и-ибо! – в дверь колошматила девочка.
Я практически не вслушивалась в ее слова. Просто автоматически отвечала. Пальцы сами собой складывались в слова на языке жестов, который стал куда удобнее каких-то слишком картинных эмоций. Хотя подвижная физиономия никуда не делась. Почему-то эта девочка мне запомнилась куда больше остальных. Возможно, потому что она была слишком похожа на меня. Бегала в плаще и зачарованной маске, боясь попасть под лучи солнца, что были губительны для каждого вампира. Выглядит на десять, мыслит на двадцать, чувствует тоже лет на десять. Маленькая собака всегда щенок. Точно так же и такие молодые вампиры.
И да. Мое имя теперь Кибо. Раз и навсегда. Больше никто и никогда не отберет у меня его. Не позволю, не расскажу. Слишком уж дороги воспоминания о тех годах, когда я только училась познавать мир и контролировать себя. И теперь, когда я это умею, мне уже не нужен контроль извне.
Я глубоко вздохнула, отдавая девочке ящик с хлопушками, и закрыла за ней дверь. Почему-то тоскливо было. Но я все равно понимала, что это именно тот день, когда надо было начинать действовать. Полная коробка голубоватых зелий, искрящихся магией, календарь на стене с оборванным листом – все говорило об этом. Даже идеальный порядок в комнате, который оставляют те, кто никогда больше не вернется. Настало время идти. Бежать. Проверять то, что я так давно хотела проверить. Говорят, что в руинах остался могущественный артефакт, который использовали самые могущественные колдуны Мистерии.
Приближалась ночь. Сумерки давно опустились на огромный лагерь бродячего цирка. Теперь здесь за главную будет стригойка, которая каждую ночь дежурит у костра не в силах уснуть. Все слишком уж напоминало события Междумирья… Но что же я с этим сделаю? А потому гори оно все синим пламенем!
Я сложила все свои вещи в карман, что был со мной все эти годы. Подошла к центру лагеря и одним взглядом зажгла дрова, над которыми склонилась Скарлет. Девушка повернула ко мне свое лицо в маске. Видимо, у меня на физиономии все было написано.
«Рви контракт. Мы договаривались», – четко сказала я.
– Может последний раз по стенке пробежишься или подожжешь что-нибудь? Или тебе этого костерка хватило? – хохотнула мертвая фокусница. Я нахмурилась, и она продолжила. – Ай, ладно. Вали отсюда. Только помни: мы всегда ждем. Зарубку хоть сделала чтоб найти? И весточку шли.
«Не превращай цирк в концерт», – фыркнула я, ожидая заветных слов.
– Ладно-ладно. Кибо, я добровольно тебя отпускаю. Довольна?
О том, что я была довольна, сказать было сложно. Было неприятно. Будто холодно вдруг стало. Руки потяжелели, хвост грозился рассыпаться в любой момент, уже мало поддерживаемый магией. Я довольно мрачно кивнула и сорвалась на бег. А потом и вовсе перекинулась в истинную форму и поскакала в лес. Чем быстрее я доберусь, тем меньше риска, что подохну. Тем меньше буду мучиться неизвестностью и не открытой возможностью. В конце концов, тем меньше зелий потрачу, а их изготовление сложно назвать приятным. Всего несколько секунд, и мой силуэт пропал в чаще. И если у меня не получится… То пусть эта Мистерия сгорит в синем пламени!

0

414

https://2img.net/h/s29.postimg.cc/pxp1xrsmv/226377_icon1234567_kopiya_6.png

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Расположение групп на карте

Группа 1.

Участники: Баввур, Ричи Тайра.
НПС Судьбы: Ведьма Камилла.

Находятся: Иссохшие просторы (Царство Страха)
Желая избавиться от проклятья, эльфы соглашаются на сделку с демоном. Взамен тот просит их оказать одну небольшую «добрую» услугу его хозяйке – ведьме Камилле, которая поручает им найти и обезвредить, созданное вопреки всем законам природы мироздания, новое первое существо Мистерии, путём уничтожения трёх магических камней-источников его силы.

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 2.

Участники: Настасья Мороз, Кинара, Кода, Тайра.
НПС Судьбы: Мбгага.

Находятся: Величественный храм Инь (Город Инь-Янь)
Постучав в двери Храма, приключенцы сообщили вышедшему к ним на порог чернокожему работорговцу о появлении неподалёку странного кокона. Мбгага заинтересовался этим странным объектом, и не только им. Увидев среди присутствующих в компании Тайру, он внезапно вспомнил о рогатом мальчишке, ученике Музы – Эвиане, и начал расспрашивать её о нём, попутно зачем-то пытаясь разбить кокон.

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 3.

Участники: Эния, Эвиан.
НПС Судьбы: -

Находятся: Городская улица (Город Инь-Янь)
Осматривая горы трупов мёртвых монстров в том месте, куда с крыши дома упала Амая, приключенцы так и не нашли никаких следов её присутствия. Эвиан предположил, что она могла бы направиться в сторону Министерства душ, где сейчас происходило какое-то грандиозное побоище, и был настроен проверить свою догадку, вместе с тем преследуя ещё и личную цель: отыскать там душу Музы. Однако Эния не посчитала это хорошей идеей и решила сперва помочь своим подругам, отправившись в сторону Дома «Сакуры».

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 4.

Участники: Амалур, Беорон.
НПС Судьбы: Цу Дэ и желтоглазые девочки.

Находятся: Черный рынок (Город Инь-Янь)
Попавшийся в лапы ЦуДэ, Беорон всячески старается заполучить её расположение, активно свидетельствуя против лже-охотницы. Однако его положение от этого лучше не становится…
Тем временем, Амалуру никак не удаётся договориться с Цу Дэ о сотрудничестве. Хозяйку черного рынка не так-то просто провести: она не верит, что он на самом деле является охотницей на ведьм – Габриэль. Но кое-чего демон, в итоге, всё же смог добиться – Цу Дэ решила отдать, якобы хранившуюся у неё все эти годы, вещицу охотницы… Амалур в замешательстве, но не показывает этого и продолжает играть свою роль.

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 5.

Участники: Хоратхайа Ханетти-Эфа, Кихад, Ильдарис, Ксандр Анхель, Кассий
НПС Судьбы: Душа мёртвой девушки.

Находятся: Иссохшая река (Город Инь-Янь)
Успокоившись после магического пения гарпии, никто в компании больше не проявлял агрессии по отношению друг к другу. Такая атмосфера поспособствовала более дипломатичному общению и помогла приключенцам наконец решить, что же они будут делать дальше.
Кому-то хотелось где-нибудь остановиться, чтобы поесть и отдохнуть, кому-то поскорее уйди своей дорогой. А Хо вообще предложила пойти в город одной большой компанией и уже там всем разойтись по своим делам.

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 6.

Участники: Леандро де Ромеро, Корифиэль, Лая, Рунария, Фелнарис Сумеречный.
НПС Судьбы: Служащие министерства, Джинн.

Находятся: Министерство направления мертвых душ в мир иной (Город Инь-Янь)
Ведьма, угрожавшая Министерству – повержена. Гигантский червь скрылся глубоко под землей, монстры замертво попадали на землю, а магические черепа рассыпались, так и не завершив свою миссию по сбору душ. Однако праздновать победу ещё рано, ведь тот, кто помог расправиться с тёмными силами, теперь без разбора уничтожает всё и всех на своём пути…

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 7.

Участники: Денлакк, Айфри, Фандлинг Мак’Милон, Лаанея Серебряное Крыло.
НПС Судьбы: Ребенок Вулкана - Питер, жрица Жанетт, дриада.

Находятся: Солнечная поляна (Забытый лес – Лес гномов)
Повстречав, на залитой солнцем поляне, маленькую дриаду, Питер договорился с ней о небольшой услуге. Малышке понравилась его идея и вот уже через некоторое время перед компанией стояли два, созданных самой природой из растений и веточек, живых зелёных коня. Это, наверняка, должно облегчить приключенцам  их долгий путь до деревни Вулкана. Однако некоторые отнеслись к такому способу передвижения с недоверием… Кто знает, может они и правы? Это покажет время.

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 8.

Участники: Яте Кила, Никола Тесляр.
НПС Судьбы: Жрица - Элизабет, дриада.

Находятся: Деревушка «Сладкая Лилия» (Цветочная страна)
После небольшого перекуса и прогулке по ярмарке, во время которой приключенцы выяснили отношение Николы ко всякого рода нелюдям, компания добралась до торговца лошадьми. И пока Кила выбирала пару лошадок для дальней поездки, а Элизабет общалась с дриадой по поводу каких-то лекарственных трав, к Николе за помощью обратилась незнакомка.

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 9.

Участники: Сарра Смитт, Лето Амалли, Сильвара Ут-Матар, Даника Беличье-Море.
НПС Судьбы: Старушка-гадалка.

Находятся: Верблюжья стоянка (Пустыня Кхари - Город Журр)
Пока Лето договаривался о найме каравана, чтобы компания могла покинуть пустынный город, а Даника крутилась рядом, пытаясь выяснить, по пути ли ей с этой компанией, к Сарре, в образе старухи-гадалки, явился один из Жнецов. Он приказал ей немедленно поместить весь собранный прах с места сожжения жрицы с специальную глиняную чашу, которая находится в палатке позади него, что после некоторых сомнений и препирательств девушка и сделала.
Сильвара ожила, но показываться из палатки не спешила, будучи в обиде на предавшую её Сарру. Вместо этого, жрица отыскала среди хлама себе одежду и ещё пару полезных вещей...

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 10.

Участники: Волкс, Северина де Ветра, Даниил Воренс.
НПС Судьбы: дети - Кай, Зоуи и Эа.

Находятся: Таверна "Черная кобра" (Пустыня Кхари - Город Журр)
Внезапно провалившиеся в портал Северина и Даниил оказываются в пустынном Городе Журр, где их встречают Волкс и группу местных ребятишек. Дети очень добродушны по отношению к маленькому дракончику и быстро заводят с ней дружбу, в то время как Даниил и Волкс находят общую тему для разговора, сетуя на нестабильные межпространственные порталы, которые то и дело появляются то тут, то там, каждый раз перемещая приключенцев из одного места в другое. Волкс заявляет о своём намерении убраться из этого пустынного города и полукровка поддерживает это решение, но сперва предлагает немного отдохнуть.
Дети, играющие с Севериной, с радостью вызываются проводить приключенцев до местной таверны за игрой в пятнашки, но по пути им встречается караван работорговцев…

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 11.

Участники: Римон Рок, Корбл Фонтей.
НПС Судьбы: Кишила и стража.

Находятся: Таверна "Под огнем" (Город Карлионис)
Попавшись на пути страже Римон решил бежать, оставив своего коня и Корбла одних, в надежде, что их не тронут. Однако, его весьма дерзкий побег сильно разозлил Кишилу и её компанию, так что они схватили бедного старика, признав его подельником и убили лошадь Рока.
Теперь беглец вынужден прятаться от рыскающей по городу стражи, а Корблу придётся отдуваться за преступление, которое он не совершал...

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 12.

Участники: Нира О’Берн, Рене Эскорца, Бушер.
НПС Судьбы: Наёмники – Абрафо и Коэл.

Находятся: Храм Зураса (Город Карлионис)
Перемещаясь по канализации, компания безуспешно пытается попасть на улицы города. Так очередной тайный проход выводит приключенцев в подвал храма с загадочными закрытыми гробами, письменами на стенах и ключами-камнями.
Коэл обнаруживает на запечатанном заклинанием входе надпись о том, что если все сделать правильно с камнями и ритуалом, то можно попасть в свой родной мир.
Что же предпримут герои?

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/barre-10.png

Группа 13.

Участники: Элеонора.
НПС Судьбы: Тигра.

Находятся: Эхо прошлого (Город Карлионис)
Решив преодолеть путь из города через канализацию, чтобы лишний раз не попадаться на глаза «не тем людям», девушки внезапно столкнулись в проблемой в виде заледеневшего прохода. Судя по всему, без магии тут не обошлось, но вот вопрос – кто и зачем перекрыл этот выход? И главное, как теперь быть?

0

415

https://i.postimg.cc/qvYCHnkG/image.gif

Автор - Нира О’Берн

0

416

https://i.ibb.co/R2jLRyc/image.jpg

Мистерия поздравляет всех с первым днем осени!

0

417

***

За пределами призрачного купола беспрестанно гудела стена жгучего пламени, мешавшая Лае как следует сосредоточиться. Сложно расслабиться, когда не можешь отделаться от мысли, что твоя смерть находится здесь, на расстоянии вытянутой руки, а ты сам не очень ловко ходишь по краю, рискуя каждую секунду сорваться в её жаркие объятия. Периодически треск огня перекрывал другой звук, ревущий и будоражащий.
- Что там происходит? - невольно прошептала нордийка, оглядываясь в тщетной попытке разглядеть хоть что-то за пределами своего огненного плена.
"Как там все остальные? Что с Лео? Попали ли они под атаку?" - мрачно размышляла рыжеволосая, вглядываясь в коварный танец пламени.
К счастью, джин не отказал ей в пояснении особенностей их негласного договора, а потому девушка вынуждена была вернуться к созерцанию крайне странного и пугающе улыбчивого мужчины.
"Как хочешь, говоришь? Тогда буду звать тебя Зюзиком..." - мысленно хмыкнула нордийка, зная, что не сильна в выдумывании имён, учитывая, что однажды она уже умудрилась назвать почти двухметрового в холке хищника Малышом...
Условия же показались воровке довольно интересными, хотя и небезопасными. Глаз девушки на миг загорелся, покуда ум просчитывал, какую выгоду она может из этого вынести. Однако, чем дальше перечислял джин, тем меньше становилось желание прибегать к его услугам.
"Иными словами, желание может стоить мне как жизни, так и безделицы в виде иголки для шитья... Рискованно. Очень рискованно..." - напряжённо размышляла рыжеволосая, хмуро поджимая губы.
- О, прядь моих волос будет стоить очень дорого... - с улыбкой ответила мужчине Лая, в волнении невольно поднимая руку к струящимся по плечам и спине волосам. - Ладно, тогда проясним теперь следующий момент...
Рыжеволосая с прищуром взглянула на улыбающееся лицо Зюзика.
- Что ты можешь? То есть, насколько ограничены твои возможности? Вот захочу я, к примеру, завоевать мир или свернуть горы, сможешь ли ты это осуществить?
"И, любопытно, во что мне это потом обойдётся... Или цена за обычное яблоко и за владычество будет одинаковой?" - про себя добавила нордийка, осознавая, что лишиться ноги за банальное желание вкусить сочный плод будет немного обидно...


Лая

0

418

https://i93.servimg.com/u/f93/17/26/24/34/69476210.png

0

419

https://i.servimg.com/u/f14/19/96/92/90/a_a10.jpg

1 место - Леандро де Ромеро

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/au14.png

2 место - Сарра Смитт

https://i.servimg.com/u/f45/19/78/72/27/imag0115.jpg

3 место - Дерек Дрегон Ди Деноро

https://i.servimg.com/u/f12/19/83/08/04/a_vibe14.jpg

0

420

https://i.servimg.com/u/f14/19/96/92/90/_ao_2_11.jpg

1 место - Нира О’Берн

Без интереса выслушивая спутников, чародейка снова взяла с полки случайную тонкую книжку. Чихнула из-за пыли да принялась её флегматично листать. Только привычных бесплотных рассуждений и теорий здесь не было. Чернёные брови в непонятках изогнулись.
«То есть со всей этой кипой знаний о мире, магии, тёмных искусствах и душах, единственное, что ты счёл достойным подробного практического описания… создание гхыровой взрывчатки? Серьёзно???»
Магичка ошарашенно покачала головой, но все же книжку с собой прихватила. Может, великое искусство изготовления бомбочек для войны и для ванны поможет ей в жизни поболе всего прочего?
«Закидаешь Невесту Мертвых бомбами-вонючками и пафосно отвернёшься, потому что крутые ведьмы не смотрят на взрыв?»
Нира фыркнула и послушно последовала за Рене в кабинет, внимательно огляделась и вновь рассеяла для себя иллюзии. Вполне могло случиться так, что прочитанное эльфом было всего лишь обманом зрения. Если, конечно, исключать тот вариант, что заведший их сюда остроухий сознательно лжёт.
Эта версия казалась самой вероятной, но магичка продолжала оставаться дружелюбной – по крайней мере, внешне.
- А как узнать, что ты не пропустил перед всем этим огромную красную "НЕ"? – всё с тем же невинным видом поинтересовалась рыжая, - Или что ее не стерло время или кто-то иной? Поглядите-ка, - целью перста указующего была выбрана какая-то маленькая загогулина, и высохшая кровь осыпалась от легчайшего прикосновения.
- Да и действительно ли вы уверены, что мы откроем тайный выход отсюда, а не замурованного в стену хозяина? А здесь, - Нира продемонстрировала открытую книжечку, что стерег кот, - Не инструкции по его упокоению? Солнце, вода святая, костёр церковный, колья осиновые – всё как надо.
В любом случае, отдавать на сомнительное дело свою кровь рыжая точно не собиралась, и не из обычной жадности. Не то чтобы она мнила, будто бытие жрицей даровало её крови какие-то особые, магические и желанные для малефикаров свойства. Да только другое дело в том, что сейчас в хрупком полутораметровом теле пряталась вся краденная сила сила источника вечной жизни – и вот это уже могло создать проблемы. Или не могло, магичка понятия не имела. Вообще не была уверена, что эта магия всё ещё у нее, а не исчезла при очередной смене тел, мест и времён – зараза никак не хотела проявляться.
«Интересно, если я не верну ее обратно основателям, то буду ли сама вечно живой-молодой? А что будет, если меня решит укусить какой-нибудь вампир? Водица мертвецов ведь насквозь прожигала – может, и кровь у меня ныне святая, а? А ежели самой приспичит в какую нежить обратиться, что будет? Проверить бы!
Да и вообще, почему только кровь на ум лезет? Слюну вот тоже произвожу! Может, просто плюнуть достаточно, чтоб дырку в Дракуле прожечь? Буду как гибрид змеи и хомяка, и яд у меня в защёчных мешках!»
Не выдержав, нетрезвая ведьма сама с себя захохотала, для приличия уткнувшись в книгу.
«Я просто хочу косить армии мертвецов прицельными плевками, а не вот это вот всё!»»


2 место - Итара

А ведь все так хорошо начиналось. Итара даже выдохнуть успела, решив что эти безумные двуногие наконец-то начнут вести себя нормально и перестанут испытывать ее, удивительно хрупкое в последнее время терпение.
Ага, щаз. Наивная чешуйчатая девочка. Адекватности ей подавай, логики и чувства самосохранения. Легче было полное блюдо сапфиров ожидать. Тут, похоже, его получить вероятность выше.
Местных же похоже не пробивало ничего. Хотя, еще в ход не шли воплощенные угрозы… Но, не смотря на всю свою злость и недовольство Итара очень не любила убивать. Было в этом что-то… неправильное. И окончательное. Мертвый уже ничего не мог исправить. Но здесь неправильность всего происходящего буквально не оставляла драконице выбора. Можно сколько угодно думать о ценности любой жизни, но – если ты хочешь вырастить прекрасный сад – сорняки нужно пропалывать.
И агрессивных зверей тоже нужно уничтожать. Чтобы не пострадали те, кто под твоей защитой.
Вызвало ли видение, посланное Томашем, хотя бы каплю сочувствия и понимания у Ледяной?
Нет. Ибо оно было нарушением установленного ей правила. Возможно – в другой ситуации и в другое время все сложилось бы иначе, но сейчас – реакцией была лишь ярость.
В зале резко стало холодно. Ледяное пятно растекалось прямо под телом лекаря, намертво сковывая его и примораживая к полу - так что даже шевельнуться не получалось. И сил человека не хватило бы чтобы вырваться из этого заклинания. Итара подошла к Томашу ближе, короткими движениями пальцев завершая колдовство – лед сковывал его конечности не давая шевелиться.
- Вот скажи мне, маг, - голос Ледяной звучал на удивление спокойно и устало.
- Есть ли хоть одна хорошая причина, почему мне не стоит забрать отсюда все ценное, включая твоих баб? А потом вытащить на берег тебя и оторвать тебе твою дурную голову?
Она отвернулась от Томаша, словно даже смотреть на него было противно.
- Будет гораздо лучше, если море вернется сюда. А твои девки украсят любой портовый бордель…Одна причина, Томаш, хотя бы одна. Потому что я не вижу ни одной, кроме моей доброй воли. А от нее уже ничего не осталось.
В словах Итары звучал яд и горечь. Ей бы ни доставило, ни малейшего удовольствия все то, о чем она говорила. Но – другого выхода она уже не видела. Оставлять за спиной таких людей было элементарно опасно.
На выходе из зала послышались какие-то крики. Итара узнавала голос юнги с ее корабля и старших пиратов. Но, уже не вслушивалась в то, о чем они встревоженно говорили. Что-то о нападении деревенских на корабли. Не важно – Харви разберется сам.
Ее взгляд упал на сапфир в шкатулке. И этот камень сейчас полностью застилал ее внимание. Глубокий синий цвет, точеные грани, прекрасные отблески. Чудо. Истинное чудо в этом гадюшнике. Вещица, ради которой можно было почти простить все что тут творилось.
Драконица возбужденно зашипела, молниеносным движением сграбастав кулон за цепочку и поднимая за нее камень на уровень своих глаз.
- Какая…прелесссссть!
И в этом шипении слышалась истинно драконья алчность и наслаждение.

***
Могли ли слова мальчишки хоть что-то изменить? Конечно. Они и изменили. Если у кого-то еще оставались иллюзии по поводу того, что жители деревни могли быть просто слепы и не понимали что устраивал их староста, то сейчас они все рассеялись.
И даже если сейчас «Ларга» и другие корабли уйдут – местные нападут на следующих моряков, зашедших в эти воды.
Питер Бредли ничего не ответил на злые слова деревенских. Звери, а не люди. Бешеные звери, не способные даже думать о сохранении собственной жизни.
Старпом молча поднял заряженный арбалет и выстрелил в старшего. И этот выстрел был сигналом на продолжение бойни.
С бешеным зверьем не разговаривают. Его убивают, пока оно не убило кого-то еще.
Скоро прибудет подкрепление из-под воды, вместе с магом и драконом. И в этот раз мольбы о пощаде уже никого не тронут.


2 место - Лая

Улыбка с лица нордийки слетела столь же быстро, как и появилась. Не успела девушка утешить испугавшегося зверька горе-спутника, да коснуться ногами земли, на которую её медленно опускала воля старательного служителя, как Леандро, услышавший её зов, издал нечленораздельный вопль, звоном ужаса оборвавшийся где-то внутри девушки. Всепоглощающая волна пламени зеркально отразилась в широко распахнувшихся глазах мишени.
- А-ах! - только и успела судорожно вдохнуть рыжеволосая, прижимая к груди дрожащий рыжий комок, словно надеясь, что сможет укрыть его своим телом. Сжавшись перед лицом неминуемой гибели, Лая крепко зажмурилась, отворачиваясь от несущегося к ней огненного серпа.
Первым её настиг жар. Нордийка почувствовала, как накалилось пространство вокруг неё, и сознание девушки поплыло. За закрытыми веками её тело уже пылало. Одежда, опадая хлопьями, обнажила охваченные пламенем конечности и потрескавшуюся кожу...
"Вот так... Порождённая огнём в нём же и погибнет..." - отрешённо подумала нордийка, за стеной шока даже не улавливая яростного и отчаянного зова своего мохнатого товарища. Она со странной смесью горечи и волнения ждала конца, гадая, что ждёт её там, за чертой...
"Скажи... скажи это!"- внезапно раздалось у неё в голове, и Лая вздрогнула, почувствовав, как чужой голос мурашками скользит вдоль позвоночника.
"А? Что?" - немного заторможено подумала рыжеволосая, осознав, наконец, что почему-то не чувствует боли. Странно... Ведь огонь рядом, она слышит его низкий гул, чувствует его дыхание. Она знает, что находится в его власти. - "Я уже... умерла?"
Медленно, очень медленно девушка открыла глаза, задохнувшись от того, что предстало перед её восхищённым взором. Пламя действительно никуда не ушло. Оно плясало вокруг неё, превращая в прах всё, до чего дотрагивалось. Кроме неё. Её тело неприкосновенным коконом висело посреди этого ужасающе-прекрасного огненного царства. В душе нордийки колыхнулся поистине детский восторг, отметина на лбу переливчато засияла, а сама нордийка, благоговейно воздев голову к небу, не смогла сдержать слёз счастья.
"О, Шео, неужто ты говоришь со мной с высоты своего пылающего пьедестала?" - восхищенно воскликнула рыжеволосая, несомненно, приняв доносившийся до неё голос за зов великой прародительницы. Ведь кто ещё мог обладать таким огненным очарованием? Кто ещё мог одарить её своей благодатью, как не могучая огненная птица, давшая ей жизнь? - "Я слышу тебя, о, Великая Мать, и готова принять предначертанную судьбу!"
Охваченная собственной фантазией, Лая, не осознававшая, что сформированный ею образ не имеет никакого отношения к происходящему, смиренно прикрыла глаза, ощущая расплывающееся внутри тепло.
"Ты зовёшь меня под сень своих могучих крыльев? Дабы я воссоединилась со всеми почившими детьми твоими?" - благоговейно спросила нордийка, чувствуя, как сжимается нутро при мысли о родных, которых она потеряла и которых может снова сейчас обрести. Они ведь ждут её. Конечно же, ждут! Как может быть иначе?!


2 место - Бушер

Бушер действительно махал своей дубиной без какой-либо не только задней, но и передней мысли, да и вообще какой-либо мысли. У него вообще уже давно было в порядке вещей сначала махать дубиной, а потом - даже не думать, а скорее просто наблюдать за тем, к каким последствиям это приведет. А поэтому пытаясь размозжить эльфу голову он про Ниру вообще не думал.
Так же, как и сейчас здоровяк ни обращал на гуляющую вокруг О’Берн никакого внимания, в это время его гораздо больше интересовал скарб эльфа, который оказался на редкость скудным.
«Вот ведь доходяга, даже ножа с собой не носит, а это чего за ерунда?» - подумал наемник, разглядывая черную жемчужину, после чего пожал плечами и запихнул ее к себе в карман вместе с золотыми монетами и рубином.
Ну, а насчет висящего на шее загадочного кулона: Бушер осмотрелся по сторонам, потом подождал когда Нира уйдет в библиотеку, снял кулон и выпрямившись, одел его себе на шею, сразу пряча под одежду.
«Авось штука нужная - пригодиться, а если не нужная, то может быть дорогая, а значит тоже пригодится».
И с этими мыслями здоровяк, услышав, как Нира возвращается из библиотеки непроизвольно скривился представляя, как ему сейчас опять могут начать читать какие-нибудь морали о ценности жизни, и поспешно отправился в сторону подвала, для того чтобы остановиться наверху лестницы и действительно удостоверится, что в подвале больше никого нет.
А убедившись, что в подвале пусто медленно побрел в сторону кабинета, хмуро поглядывая на попытки девчонки оказать вислоухому первую помощь.
- Ты еще приговор не забудь сказать, пусть у кошки болит, у собачки болит, у комарика болит, а у ушастика нашего – пусть ничего не болит! Говорят, очень помогает. – Брякнул Бушер первое, что пришло в голову, а потом немного подумал и видимо счел, что это было грубовато и девчонка может обидеться добавил. – Извини, дурацкая шутка, но я действительно не понимаю, чего ты с ним так возишься. Эльфом больше эльфом меньше или он тебе понравился, глаза красивые? Ладно дело твое. – И пожав плечами потопал дальше в кабинет, надо было еще узнать судьбу Абрафо, если он тоже помер, а на это было очень похоже, то с него наверняка можно было разжиться чем-нибудь полезным. При этом голос и тон, которым говорил здоровяк был такой, словно он действительно искренне считает, что все в порядке вещей и ничего плохого не произошло.

0


Вы здесь » Зефир » Фэнтези » Мистерия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC