Новое
На Зефире прошла небольшая реорганизация. Подробности читайте в теме Вестника

● Смена дизайна! Выражаем благодарность tørst vinden!

Зефир

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Зефир » Фэнтези » Мистерия


Мистерия

Сообщений 421 страница 426 из 426

421

https://i.servimg.com/u/f14/19/96/92/90/eaaau-10.jpg

1 место - Кай

https://i.servimg.com/u/f64/15/94/37/81/111.jpg

2 место - Леандро де Ромеро

https://i.servimg.com/u/f24/19/79/15/67/00210.png

0

422

***

От предложения последовавшего со стороны ублюдка можно было только ошалело замереть, едва не раскрыв рот от шока со смесью ярости. Помимо того, что оно было оскорбительным для дракона, еще и задавалось таким тоном, будто бы просить подобные вещи у первых встречных - в этой дыре нормальное явление. Но, какого черта, как он его назвал?!
- Я не милый! - рявкнул Калипсо, указав большим пальцем на свое лицо. - Это лицо война.
Получилось несколько жалко, но пытаться изобразить ледяное спокойствие было также поздно, как махать мечом после проигрыша. Лето раздраженно фыркнул, скрестив руки на груди. Замечательно. Недавно он был кошмаром местного города, сжигающего все на своем пути, затем пленников какой-то там коллегии добра и мира, а теперь мог стать прелестным мальчиком на чьей-то свадьбе. Правду говорили братья. Чем больше высота - тем больнее и унизительнее с нее падать. И что ему теперь делать? Сарра упомянула земли мертвяков, куда он и стремился, но неужели все, что осталось - унижаться ради золотого, топча свою непомерную гордыню?
Рыжая, успевшая посмеяться над его бедственным положением, наконец, удалилась обратно в палатку, а дракону оставалось дослушать Сарру и сдержать подступающий изнутри гнев.
- Ни за что. Я вам не мальчик на побегушках, чтобы унижаться на чьей-то там свадьбе. Кто вообще, черт возьми, в наше время еще женится?! - четко отрезал Калипсо, посмотрев на нее с раздражением. - По золотому за каждого. Или танец от обеих. Это я уже говорил. А вот она, - кивок в сторону Даники. - Еще и особый интерес вызывает.
Стоило понимать, что в их ситуации без гроша в кармане стоило рассматривать любые варианты, но упрямство перебарывало. Нет, и точка. Лето не подпишется на подобное даже если от этого будет зависеть судьба этого жалкого мира.

Лето Амалли

0

423

https://i.servimg.com/u/f14/19/96/92/90/__a10.jpg

1 место - Леандро де Ромеро

Сцена 1.
Маленькая квартира на окраине города N. Время 00:23 (после полуночи).

В темноте, на полу, освещённый лишь бледно-синим светом экрана включённого телевизора, сидел молодой кудрявый мужчина двадцати четырёх лет. Его мокрый от слёз взгляд был прикован к сюжету, который, вот уже как десять минут, крутили по новостям местного телеканала. В нём ведущий рассказывал об очередном, произошедшем буквально пару часов назад, жестоком убийстве. Погибла семья. Убийца ворвался к ним домой и зверски зарезал всех, включая младенца. Соседи дают показания, но никто толком ничего сказать не может…
Точнее, именно так всё это преподнесли СМИ, тогда как на самом деле, оперативная группа давно уже установила личность маньяка и уже вовсю готовилась к его поимке.
Вздрогнув от внезапно раздавшегося, громкого стука в дверь, мужчина быстро выключил телевизор и растерянно заметался по комнате. Остановился напротив окна и, о чём-то на секунду задумавшись, быстро открыл его. Поток прохладного, бодрящего ночного воздуха тот час ворвался внутрь тёплой уютной комнатки и брюнет, на секунду прикрыв глаза, словно наслаждаясь этой прохладой, тяжело вздохнул.
"Видимо, теперь есть лишь один выход…" - решил для себя он, а в следующее мгновение в квартиру ворвались полицейские во главе с детективом и, прежде чем мужчина успел выпрыгнуть с высоты седьмого этажа, оттащили его от окна, заставив лечь лицом в пол и заложить окровавленные руки за голову.
Детектив включила свет и, с презрением глядя на пойманного убийцу, (а в том, что это он, сомнений не было, так как вся его одежда была залита кровью и фото с камер видеонаблюдения полностью совпадало с его внешностью), со всей силы пнула ногой по его ребрам. Мужчина тот час застонал и скорчился от боли, но никто из полицейских и слова не сказал.
- В отдел его! Там будем разбираться уже более основательно. – скомандовала детектив и кудрявого тот час подняли и грубо вытолкали прочь из дома.

Сцена 2.
Полицейский участок города N. Комната для проведения допросов.

В отдел мужчина прибыл уже изрядно побитым. Полицейские в дороге не теряли времени даром, пытаясь выбить из него чистосердечное признание. И хотя брюнет не отрицал своей причастности к преступлению и готов был сознаться почти сразу же, что-то не давало ему покоя… Он не понимал, как именно мог совершить такое. Не помнил причины, почему сделал это. Боже, да он даже семью эту никогда не знал!
- Так-так. Леандро де Ромеро-о… В прошлом примерный гражданин с безукоризненной репутацией, отзывчивый сосед и добрый, готовый всегда придти на помощь коллега. Хм-м, ну кто бы мог подумать! – с порога зачитав выводы из подшитых в материалы дела характеристик, детектив громко уронила папку на стол перед самым носом Лео, тем самым заставив его вздрогнуть, и заняла место напротив.
– Тебе самому от себя не тошно? Лицемерный урод! Как вас таких только земля на себе носит? Будь моя воля, я бы расстреливала тебе подобных, всех до единого, прямо на месте ареста и делу конец! Ведь тюрьма вас не исправит, а правосудие не вернёт к жизни тех, кого вы лишили жизни. – с ненавистью в голосе сказала она, при этом доставая из папки чистый лист, и пододвигая его вместе с ручкой ближе к мужчине.
- Пиши! А будешь упрямиться, то позову парней из отдела, с которыми ты ехал! Поверь, они с радостью ещё раз тебе напомнят, какая ты скотина!
В ответ Леандро не произнёс ни слова… Да что там! Он даже лишний раз боялся посмотреть на детектива, то и дело вздрагивая от её криков – а уж перечить ей, так и подавно.
Молча взяв в руки ручку, он положил руку на лист и, нерешительно коснувшись угла бумаги кончиком стержня, оставил там лишь одну маленькую, еле заметную точку. Но так ничего и не написал. Его руки задрожали, а из глаз опять хлынули слёзы.
- Нет… Я не мог. Нет… - шёпотом, едва выговорил он и уронив ручку, закрыл лицо руками.
- Ах ты, артист паршивый! Думаешь на жалость меня взять?! А ну! – сильно разозлившись, детектив тот час поднялась с места и схватилась за висевшую у неё на поясе дубинку, уже было замахнулась ею, желая проучить непослушного преступника, как вдруг дверь комнаты резко распахнулась и в неё вошло очень много народа.
В их числе были: непосредственный начальник отдела полиции, старший детектив, пара крепких ребят полицейских, какой-то профессор в очках с небольшой записной книжкой в руках и целая бригада медиков с чемоданами.
- Детектив Мингжу, просим вас покинуть помещение, это дело больше не в вашей компетенции. – спокойным, будничным тоном выпроваживая недовольную коллегу прочь, приказала старший детектив. Это была светловолосая, высокая, спортивного телосложения девушка, которую, судя по всему, здесь все очень уважали. Однако Мингжу всё-же рискнула возразить ей:
- Он убил их! Какой смысл защищать его? Он убийца! Или вы теперь всех убийц будете оправдывать, только потому, что… - но договорить она не успела, так как вовремя подоспевший начальник тот час приложил указательный палец к её губам и взлядом указал на мужчину наручниках.
- Тише, не здесь. Ты испортишь чистоту следственного эксперимента. Если он виновен, мы скоро об этом узнаем. Ты же знаешь, в чём здесь может быть дело. Мы всё проверили – все признаки на лицо, но нужно узнать наверняка. – с этими словами, начальник вывел детектива из комнаты, оставив недоумевающего кудрявого в компании светловолосой девушки, двух крепких ребят-полицейских и группы медиков, которые сразу же начали цеплять на него какие-то датчики, брать кровь из вены, мерить его давление и пульс, зачем-то подготавливая шприцы и другие медицинские инструменты.
И в этот момент, Леандро очень сильно пожалел о том, что всё это время так медлил с написанием чистосердечного признания. Лежал бы уже тогда себе спокойно где-нибудь в изоляторе и не мучился от страха и волнения перед неизвестностью предстоящих ему, странных процедур. А может быть, ещё не поздно?
- Это я! Я их убил, всех. Я! – в надежде, что это поможет ему избежать пыток, испуганно выпалил он и, схватив ручку, принялся что-то писать на бумаге. Однако, светловолосая девушка лишь снисходительно улыбнулась ему в ответ и, положив свою руку на его, тихо объяснила:
- Эй, всё хорошо. Не надо так нервничать. Я понимаю, ты напуган, но бояться нечего. Мы просто хотим тебе помочь разобраться с тем, что произошло с тобой сегодня ночью, начиная со вчерашнего вечера. Ты что-то помнишь?
Странно, но её мягкий, приятный голос немного успокоил Лео. И хотя некоторое напряжение всё ещё присутствовало, отчего-то, ему вдруг захотелось ей поверить. Так что, глубоко вздохнув, он отложил в сторону ручку и, немного расслабившись, сосредоточился на воспоминаниях:
- Да. Я помню весь день. С утра и до пяти часов я работал в ветеринарной клинике. А после ещё пару часов помогал в центре социальной поддержки бездомным, после чего, направился домой. По пути заглянул в одно кафе. В то новое, которое открылось недавно – «Тёмные земли», кажется… Или «змеи»? Не помню. - после чего сосредоточенно нахмурился, пытаясь вспомнить детали того, что произошло дальше, - Заказал там еду... Поел. И... Я вроде шёл домой, но... В общем, каким-то образом я оказался в чужом доме... А потом, кровь. И я помню как бежал по улице. Вернулся домой, а там в новостях уже узнал подробности того, что сделал. Но, клянусь, я даже не знал их! Я... я не понимаю, почему вообще сделал это! Я пришёл домой и всё думал об этом... а потом меня схватили полицейские.
Рассказывая об этом, мужчина не на секунду не переставал наблюдать за медиками и тем, что происходит вокруг. И разумеется, детектив это заметила, но успокаивать его и говорить, что всё будет хорошо, почему-то не спешила..
- Что ж, понятно. Провалы в памяти и невозможность объяснить свои действия... -вслух рассуждала она, а затем обратилась к медикам. - Ну что? Вы что -нибудь обнаружили у подозреваемого в крови?
- Гм, да. - отозвался мужчина в белом халате, - Обнаружили. Всё, как и у ребят до него - явные следы отравления угнетающим сознание и волю химическим наркотиком CFT-312. - и как-то очень сочувствующе посмотрел на брюнета, который не совсем понимая, что именно там у него нашли и и чем это ему грозит, разволновался ещё больше прежнего.
- Так я и думала... - печально покачав головой, детектив о чём-то задумалась, параллельно постукивая пальцами по столу, а затем обратилась к подозреваемому. - Что ж, Леандро, говорю откровенно, тебе сейчас придётся нелегко: нам с тобой нужно будет восстановить события той ночи, с того момента, как ты поужинал в кафе. И единственный способ сделать это - вернуть тебя в то состояние, в котором ты был в тот момент.
- Стоп, что? Я не наркоман! Я даже алкоголь не пью, какие ещё наркотики? - возмутился кудрявый, растерянно глядя на детектива, решив, что на него хотят повесить, до кучи, ещё одно преступление - сбыт, хранение и употребление наркотиков. Как будто одного убийства целой семьи с детьми мало!
Однако стоило только ему повысить голос, как детектив кивнула и к нему тут же подошли двое полицейских. Ничего не объясняя, они крепко схватили его за руки, а доктор медленно ввёл в вену какой-то препарат.
- Послушай меня. Тебе ввели наркотик CFT-312. Это единственный способ пробудить твои воспоминания о том, где ты был и что делал в тот вечер, потому что в тот момент именно под его воздействием ты и находился. Знаю, метод дрянь... Но за тобой будут наблюдать специалисты, так что ничего плохого случиться не должно. - придерживая мужчину за подбородок так, чтобы всё его внимание было сфокусировано именно на ней, Корифиэль быстро инструктировала его для дальнейшей работы. - От тебя сейчас требуется только одно - расслабиться и всеми силами попытаться вспомнить и пересказать то, что придёт тебе в голову. Ты меня? Вот и молодец. Давай, удачи. И помни, мы все здесь - всё будет хорошо...
Детектив ещё что-то там говорила, но этого Леандро уже не слышал. Её образ в его глазах медленно окутала белая пелена и вскоре сознание его уплыло через этот густой туман куда-то очень и очень далеко. Некоторое время он пребывал в полном покое и абсолютной безмятежности, но так как мысль о совершенном убийстве по-настоящему сильно его волновала, то вскоре белые пушистые облачка начали принимать очертания знакомой ему улицы, на которой он стоял прямо у входа в то самое кафе...

Сцена 3.
Воспоминания Леандро.

- "Тёмные зори" - вот как называлось то кафе. - сосредоточенно нахмурившись, начал свой рассказ Леандро, - Я поужинал и вышел на улицу, собравшись идти домой, как вдруг напротив из-за угла вырулил велосипедист. Он не справился с управлением и, зацепившись рукавом за столб упал. Я подбежал к нему и предложил помощь. - на этом моменте Корифиэль переглянулась с одним из полицейских так, словно эта случайная встреча, была для них вполне ожидаемой, но перебивать и тем более отвлекать кудрявого от рассказа никто из них не стал. Так что он продолжил:
- Он отказался от скорой и просто попросил меня проводить его до дома. Я предложил вызвать такси... Но он сказал, что живёт недалеко и в этом нет нужды. - на этом моменте ненадолго замолчав, Лео тяжело вздохнул, начиная покрываться маленькими капельками пота. Но медики никак на это не отгреагировали.
- И что же было дальше? - поинтересовалась Корифиэль, сцепив руки в замок и подперев ими подбородок, глядя на мужчину.
- Дом... Это был тот самый дом, где я убил их. Он привёл меня туда. - понемногу начиная нервничать и расстраиваться, дрожащим голосом сообщил Леандро, - Я хотел уйти, а он всё настаивал на том, чтобы я остался. Предложил выпить с ним чашку кофе, в благодарность за помощь и так меня упрашивал... Мне стало неловко и согласился. Решил, что заодно помогу ему с обработкой его ран, но... до этого дело так и не дошло. Мы разговорились, выпили кофе... Было весело. Мы познакомились. Он представился Тирием... Очень необычный мужчина, у него редкая гибридная мутация альбинизма: кожа бледная, но волос чёрный, словно смола... И глаза. Такие карие, с ярко-алым оттенком. Я их хорошо запомнил... - кудрявый даже содрогнулся от воспоминания об этом. Ведь он только сейчас понял, что  незнакомец и впрямь почему-то постоянно поддерживал с ним зрительный контакт так, словно пытался загипнотизировать. - А потом, он начал говорить о проблемах общества, политики... Разговор с ним начал меня напрягать, но он всё не унимался... И тогда, я решил уйти.
Более не в силах сдержать скатывающиеся по щекам слёзы, Лео всхлипнул, переходя к самой важной части своего повествования.
- Но он не позволил... Помню, что он не отпускал меня и постоянно что-то нашёптывал мне на ухо. А я хотел пить... Но он продолжал говорить со мной, пытаясь втянуть во что-то и дал мне воду только лишь после длительной лекции. Очень невкусную воду. Её привкус чем-то напомнил мне кофе, который мы пили... Хотя, может это он и был? - не в силах вспомнить все детали, брюнет, тем не менее, всё же упоминал время от времени какие-то, в особенности запомнившиеся ему моменты. - А его рассуждения... Не помню точно, что он говорил, но знаю, что разозлился, после того, что услышал от него. Я не когда ещё не был так зол! А он продолжал шептать... Не знаю точно, в какой момент, я остался один, но точно помню, что меня разбудил какой-то другой мужчина. Я был в бешенстве... Схватил нож и... Я не хотел... Не хотел! Я не знаю, почему сделал это! Я не знаю! Прошу! Хватит! - под конец впав в истерику, Леандро начал вырываться. Резко вскочил и чуть не опрокинул стол, словно бешенный пёс принявшись бросаться на всех присутствующих в комнате. Однако медики были наготове и, схватив мужчину, вкололи ему успокоительное. Уложили на раскладные носилки и унесли прочь.
Детектив устало выдохнула, взявшись за голову.
- Опять всё то же самое. Маньяк-гипнотизёр, заводит жертву в нужное ему место, накачивает наркотиками и основательно промывает бедняге мозги, после чего незаметно ускользает, оставляя на месте заряженного на убийство берсерка... - подвела она небольшой итог и обернулась на голос, вошедшего в допросную, капитана.
- Да. Ещё один бедолага с искалеченной жизнью. Но по крайней мере, он первый, кто смог описать истинное лицо преступника. Это уже хоть что-то! Выше нос, детектив! Мы обязательно его поймаем! Обязательно... - и ободряюще похлопав Кори по плечу, развернулся и вышел из комнаты, по дороге незаметно чему-то улыбнувшись.
"Редкая гибридная мутация альбинизма. Ахаах! Ну и фантазия у этого парнишки. Его послушать, так я, просто вампир какой-то. Э-эх, жаль будет от него избавляться. Забавный. Но, к несчастью для него, слишком много всего запомнил о том вечере..."


2 место - Эвиан

Сколько уже прошло? Сутки, может чуть больше. И до сих пор тихо. Эвиан стоял за занавеской у окна и тайком поглядывал с высоты своего второго этажа вниз на пасмурную улицу. По тротуару сонно шагали прохожие, закутанные в шарфы и на ходу придерживающие шапки, чтобы те не поулетали с их голов под порывами немилосердного ветра. Ничего необычного. Осень. Из нарушителей спокойствия лишь ветер, словно лесной разбойник налетающий на мирных граждан. С деревьев сыпались листья и, подхваченные потоком, крутили на асфальте бешеные хороводы.
Эвиан отошел от окна и улыбнулся самому себе. Значит еще есть время. Он пошел на кухню и достал банку земляничного джема из старенького мелко дребезжащего холодильника. В углу щебетало радио: "...на центральную часть надвигается циклон, ветер северо-западный, возможен дождь с мокрым снегом, советуем жителям запастись терпением и зонтами..."
Эвиан густо намазал липкий ароматный джем на свежий, едва только выпрыгнувший из печки тост. Зубами он вгрызся в хрустящую ягодно-хлебную плоть. На пол посыпались крошки. Джем потек по пальцам. Сладко. Эвиан прикрыл глаза от удовольствия и попытался припомнить, а было ли ему так же сладко хоть раз в жизни до этого дня. Нет, раньше у еды был бледный, неопределенный вкус старой резины. Но одни сутки назад ему было сладко, только не во рту как сейчас, а в груди - из сердца шло сладостное ликование - теперь он свободен. Он знал, что за свободу придет расплата. Только когда её ждать? Может быть теперь, когда всё позади, он ещё успеет пожить как настоящий человек в ярком мире, полном вкуса, цвета и аромата?
"...и к другим новостям. На прибрежном складе произошло жестокое убийство. Рабочие склада обнаружили труп мужчины сегодня утром. Множественные ножевые ранения свидетельствуют о..."
Сухой кусок тоста застрял в горле. Эвиан закашлялся.
"...опросив свидетелей, полиция составила портрет подозреваемого, предположительно, убийца - несовершеннолетний, подросток-альбинос худощавого телосложения, был одет в темный костюм..."
Эвиан налил в стакан молока и запил сухомятку. А потом заставил себя вновь наслаждаться тостом вплоть до последнего хрусткого укуса. Но сердце уже сковывала тревога. Не страх, но предчувствие неотвратимого переворота всего жизненного уклада, который вот только-только начал приносить Эвиану настоящую радость чувствовать. Отхватить бы её побольше - этой трепещущей словно маленькая птичка радости, пока её не растоптали полицейские сапоги.
Он вернулся к окну и вдохнул через приоткрытую створку терпкого пряного ветра. Даже ветер сегодня был сладким.
Глаза случайно наткнулись на собственное отражение в стекле. Его удивило непривычно блаженное выражение всегда отстраненного лица. Может, ходи он с таким добрым лицом по улицам, от него бы никто и не шарахался как от ребенка, одержимого дьяволом. Впрочем, уже поздно. Теперь, узнав о случившемся, никто не увидит ничего хорошего в его чистой улыбке. Никто не поймет, что на самом деле единственное зло, жившее в нем, навсегда исчезло.
Такие светлые, что почти розовые глаза в обрамлении белых ресниц, белые волосы, белая кожа - Эвиан всегда привлекал ненужные взгляды, где бы он ни был. А много ли подростков-альбиносов в их городке? Эвиан не встречал ни одного. Тут каждая старуха легко сдаст его с потрохами. Он уже так и видел, как узловатый палец соседки-собачницы тычет в круглые дырки телефонного аппарата и чертит короткие дуги, набирая номер полицейского участка. "Мальчишка-альбинос живет прямо надо мной! Едьте скорее на адрес..." - провизжит в трубку собачница.
Эвиан вздохнул. Не спасет его даже родство с семьей мэра. Это призрачное родство теперь уйдет на дно, в тайники истории, зарастет илом, как и неясная связь Эвиана с убитым. Тщедушный мальчишка, едва держащий нож в дрожащей руке, вдруг убивает крепкого работягу - завсегдатая местных кабаков - с которым никогда ранее не встречался. "Зачем?" - спросит следователь. Эвиан будет лишь пожимать плечами и улыбаться. Самые маловерные присяжные - и те на суде решат, что в мальчишке поселился дьявол, раз он безмятежный сидит с загадочной ухмылкой после того зверства, что ему приписывают, и даже не пытается отрицать свою вину.
А мэр... Мэр прикажет своему водителю подъехать к зданию суда, будет наблюдать из машины, как Эвиана ведут, и мрачнеть лицом. Ему вдруг станет невмоготу смотреть. Он дернет ручку, приоткроет дверь, чтобы вылезти из машины и замрет. Потом захлопнет её и прикажет водителю отвезти его домой. Эвиан и не надеялся, что будет иначе.

Эвиан давно перестал ждать от мэра снисхождений. Ему ведь уже не пять лет. Это в детстве он верещал как заведенный "Папа! Папа! Папа!" - лишь увидев из окна знакомый мужской силуэт. Няня в такие моменты отчего-то грустнела и вымученно улыбалась. Эвиан бросался к нему сразу, как только тот ступал на порог. Он заглядывал мужчине в глаза и не понимал, отчего они смотрят куда угодно, только не на него. Он приносил мужчине рисунки, пересказывал сказки, которые ему читала няня, готовил подарки на Рождество и Пасху. Мужчина лишь вздыхал на все попытки Эвиана заслужить его внимание. Он был холоден и немногословен. Редко-редко Эвиан ловил его взгляд и видел там презрение, сожаление и притаившуюся тень того самого доброго чувства, которого ему так не хватало. Но то была лишь тень.

Однажды во время очередного визита Эвиан принес мужчине свои художества:
- Папа, я тут нарисовал, как мы...
- Послушай, - мужчина присел перед Эвианом на корточки, медленно собираясь с мыслями, отстранил от себя протянутый листок с каракулями и разразился непривычно длинной речью, - не называй меня так. Да, моя жена - твоя мать. Она дала тебе жизнь, но...
Няня в ужасе прижала ладонь ко груди и вскрикнула:
- Не говорите ему, нет. Он же еще ребенок!
- Помолчи! Он уже взрослый, пора узнать правду, - бросил он ей. - Так вот, Эвиан, ты и впрямь очень похож на неё, на мою дорогую жену. Смотрю на тебя - и перед глазами встает она, как живая. Но ты не мой сын.
- Как же? А кто же тогда... - Эвиан сделал неуверенный шаг назад. Рисунок упал на пол.
- Семь лет назад в городе началось безобразие. Банды с самых низов, отбросы общества, отъявленные мерзавцы вдруг стали нападать на дома влиятельных людей. Полиция не справлялась. Я думал, нас они не тронут, но ошибся, - он помолчал, опустив взгляд в пол, потом вздохнул и продолжил. - Они ворвались в наш дом, перевернули всё вверх дном, схватили твою мать и... когда я вернулся, она была еле живая. Избитая, сломленная и беременная. Тобой.
Эвиан непонимающе пялился мужчине в лицо.
- Не дошло? - мужчина раздраженно поднялся и зашагал к двери. - Ты не мой сын, Эвиан! В тебе течет её кровь, смешанная с кровью нелюдя, который сотворил с ней это. Ты - единственное наследие, которое она оставила после себя. Поэтому я даю тебе всё, чтобы ты жил, ни в чем не нуждаясь. Но ты и причина её смерти, поэтому ты не должен ждать от меня большего.
Мужчина ушел, хлопнув дверью.
Начались ли кошмары тогда или они преследовали Эвиана с самого рождения? Он не помнил.
Эвиан налил себе еще молока и жадно выпил целый стакан. Прохладное, оно текло по языку и оставалось во рту нежным послевкусием. Няня в детстве поила его молоком, но и тогда он не ощущал такого глубокого вкуса. На самом деле он всегда чуял, что испорчен. Еще до того, как узнал об обстоятельствах, которые позволили ему появиться на свет. Что-то шло не так, как надо с самого начала. А после слов мэра недостающий кусок головоломки встал на место. Ну, конечно! Вот откуда все беды. В его маленькой и белой как у кролика голове начали всходить паршивые зерна. Он мучился от них, но продолжал их лелеять, взращивать и удобрять. Плохая ядовитая кровь. Плохие ядовитые мысли. Плохие ядовитые сны. И сплошная серость там, где у других мир пестрел цветными красками как ярморочная карусель.
Идея об избавлении возникла сама собой. Черной летучей мышью она впорхнула Эвиану в голову и осталась там высасывать его жизненные соки, пока он, наконец, не осуществил задуманное.
Со сколькими подозрительными личностями пришлось связаться - не перечесть. Скольких пришлось подкупить или напоить, чтобы те выбалтывали неудобные факты из прошлого. Никто не спешил откровенничать с мальчишкой странной недружелюбной наружности. В конце концов, он нашел то, что искал.
Маленький грубо сколоченный домик на окраине города. Заваленный гнилыми досками двор, ржавая калитка, болтающаяся на одной петле, кривая вытоптанная дорожка и входная дверь, с которой кусками облетала бордовая краска. Эвиан точно знал, что пришел по адресу - в дом своего отца.
Во внутреннем кармане лежал нож, в груди росла и крепла решимость, похожая на спелый плод, готовый вот-вот оторваться от веток под своей тяжестью. Много лет он поил этот плод жизненными соками и превратил его в сосредоточение всей мерзости, что водилась в душе. Теперь пришло время его сорвать.
Эвиан от волнения забылся, плохо запомнил, как вошел в этот дом и о чем подумал, увидев лицо настоящего отца. Он наплел, что-то про Красный Крест, и его впустили. Внутри пахло старыми газетами, плесенью и сырой рыбой. Навстречу Эвиану вышел дряхлый кудлатый пёс в рыжих подпалинах. Когти его вяло стучали по полу. Даже не залаял на чужака. Эвиан присел на единственный табурет в кухне, где настоящий отец тем временем беспечно разделывал карпа - вернулся к тому, на чем его прервали.
- Так чего надо? Подписи какие или что? - хмуро спросил он, выскребая из разрезанного брюха рыбьи потроха, источающие соленый запах тины, - Красный Крест, я слышал, людям помогает. Может вы и мне пособие какое выпишите, а? - в голосе послышалась нахальная улыбка.
Лицо его до того заросло щетиной, что казалось серым. Всклокоченные волосы торчали вокруг головы, проеденные плешью по центру. Замызганная рубашка висела мешком, худые ноги утонули в растянутых штанинах, а из-под штанов торчали глупые тапочки из овчины - такие же вихрастые как пёс, положивший Эвиану на колени слюнявую голову.
- У вас нет детей, сэр? - сам того не ожидая, спросил Эвиан. 
- Что? - он на секунду поднял на Эвиана тусклые глаза, - нет. Себя бы прокормить, да этого вот старичка - какие уж там дети, - вздохнул он и любовно скинул на пол рыбью голову. Пёс тут же вскочил, обнюхал блестящее от слизи угощение и принялся мусолить его под столом.
Эвиан потом долго приходил в себя. Созревший плод мести так и остался висеть никем не сорванный. Из маленького грубо сколоченного домика Эвиан выбежал пулей, смутив его блеклых обитателей. Мужчина с заросшим щетиной лицом потом еще долго чесал лысину. Отныне он считал всех на свете членов Красного Креста законченными идиотами.

После этого Эвиан не мог сомкнуть глаз, не провалившись в кошмар. Вся его сущность уже была готова исторгнуть заразу, лишить жизни нелюдя, породившего его и тем самым вырезать гнилое из самого себя. Но этот человек со своим глупым псом - совершенно не тот, кого Эвиан себе представлял. Вымещать на таком накопленное казалось абсурдом. Ни избавления, ни пользы, ни справедливости.
Нож так и остался лежать в кармане. Когда Эвиан, измученный бессонницей, выходил ночами из дома, он уже не надеялся убить ничего, кроме времени. Ядовитые мысли не давали покоя, но направлять их против кого-то, кроме себя он не имел права. Пустые тёмные улицы распахивали перед ним свои объятия. Он специально выбирал дороги, где поменьше фонарей, чтобы хоть ненадолго раствориться во мраке городских недр. Тогда-то в ночи он и услышал крик. Приглушенный голос женщины доносился со стороны старого склада. Эвиан шёл на этот зов без единой мысли в голове. Он просто чуял нутром, что на этот раз поступает правильно.
К складу удалось подобраться тихо: частые девичьи всхлипы заглушали шаги. В едва освещенном луной помещении среди пустых коробок грузная тень недвусмысленно нависла над тенью тонкой и лежащей навзничь. Эвиан победно улыбнулся, и с разбегу всадил нож в эту грузную пыхтящую тень. Незнакомец взревел от внезапной боли, попытался ударить в ответ. Но у Эвиана стало так свежо и ясно в голове, что он двигался проворнее, чем когда-либо. Он ударил ещё и ещё, и ещё. В грудь, в плечо, в живот. Полоснул по раскрытой ладони, которой незнакомец попытался прикрыться, по лицу и по бедру, когда тот упал. Столько силы было теперь в руках Эвиана! Он и думать забыл про женщину, которая совершенно онемев от ужаса, забилась в дальний угол склада. Он сорвал плод. Он убил нелюдя. Он свободен. Гнусная история его рождения не повторилась сегодня.
Уже потом он почуял, как пальцы стали липкими от высыхающей на них жижи, как ноют мышцы, а воздух пропитывается сладким запахом крови. К нему примешивался запах пота и дешевого пойла - и убитый, и женщина были пьяны. Но какое ему до этого дело? Эвиан теперь тоже был пьян. Его пьянило буйство запахов, вкусов и ощущений. Его подташнивало, но ему это нравилось.

Послышался вой сирен. Эвиан из окна своего второго этажа наблюдал, как полицейские выскакивают из машин. Та женщина будет молчать. Рассказывать о таком - слишком большой позор, слишком большая ответственность. Да он и не пытался уйти от наказания. Даже труп оставил лежать на месте. Вот и конец.
Эвиан намазал себе еще один тост земляничным джемом, но едва успел он откусить кусочек, как в дверях уже стоял полицейский.
- Вы арестованы!
Когда его вывели на улицу, тугой порыв ветра хлестнул по щекам, бросил в лицо охапку листьев. Эвиан улыбнулся. А конец ли? Пряный запах осени прогонял тревогу, быстро-быстро бегущие облака по небу как будто провожали его в путь. Сколько еще вкусов, которые можно попробовать? Сколько запахов можно вдохнуть? Сколько всего можно пережить? Нет, вовсе это не конец. Это начало.

0

424

***

Очевидно гарпии еда очень понравилась. Существо очень быстро справлялось с едой и даже издавало какой-то странный приятный звук, похожий на урчание. Слова замотанной очевидно успокоили Кассия, и он быстро запрыгал за ней вслед.
Дорога оказалась не из приятных. Повсюду лежали тела. Монстры, животные... Казалось, кто-то просто забавлялся тем, что убивает. В животе Ксандра забурлила приятная теплота. Бесцельные убийства - тяжкий грех. Теплота, впрочем, быстро сменилась отвращением: Ксандр не горел желанием касаться этих изуродованных тел, поэтому шагал, брезгливо стараясь найти свободные кусочки земли, чтобы не шагать по мягким отвратительным телам. Ещё и Кихад издавал какие-то совершенно жуткие звуки. Вишенкой на торте стало, когда этот жукоподобный пошёл прямо по трупам, ломая кости своими ногами. Кажется, крылатый даже немного позеленел от этого зрелища. В общем, держался Ксандр от Кихада как можно дальше.
Атмосферу немного разбавляло щебетание Ли. Ксандр старался переключиться с ужасающей картины вокруг на рассказ о совокотах. Однако внимание падшего всё время переключалось на хруст очередных костей под ногами Кихада.
В конце концов они дошли до реки, если её так можно было назвать. Ксандр остановился, ошалело вглядываясь в грязную слизь. Господь, как она воняла! Падший встал как вкопанный без особого желания двигаться дальше. Из этой слизи виднелись какие-то совершенно уродливые рыбо-монстры, а на том берегу уже виднелись трупы людей.
Ксандр немного расслабился, когда Ли начала активно бранить этих рыбо-монстров и некромантов, что их создали.
-Некроманты? Почему ты думаешь, что это их рук дело? – обратился он к Ли.
Призрак всё продолжал бормотать про министерство.
К речи замотанной Ксандр прислушался с особой тщательностью. Оказывается, она охотилась за каким-то злом. Падший подумал, что ему не особо интересно охотиться за злом. Однако теперь он хотя бы знал цель своей спутницы. Более того, он, наконец узнал, что её зовут Хо.
Когда Хо начала спрашивать всех, могут ли они перелететь, падший почти обиделся, что его не спросили, сможет он перелететь или нет. Однако мозг его включился своевременно быстро: он вспомнил, что Хо видела его крылья, и потому логично, что она знала: падший может полететь.
За спиной у лиандры распустились удивительные перламутровые крылья. Падший едва сдержался от того, чтобы их потрогать. Оправившись от изумления, Ксандр и сам, точно павлин, распушил свои большие чёрные крылья. Он тоже, словно невзначай, похлопал крыльями, хоть и было видно, что он всего лишь красуется перед своими спутниками.
Ксандр окинул всех взглядом и понял, что единственный из компании летать не умеет Кихад. Крылатый как-то немного испуганно взглянул на него:
«Ещё припрягут его переносить...Может Хо догадается перенести его своей магией?»
Вслух своё предположение Ксандр не высказал. Не стоит привлекать к себе внимание, когда пытаешься откосить от неприятной работёнки.
«И потом, не факт что я его перенесу. Сколько он весит, интересно?»

Ксандр Анхель

0

425

https://i.ibb.co/R33p9PC/Untitled-8.jpg

Автор - Ширан.

0

426

***

Вполне могло статься, что в мире Мистерии не было никаких богов. Быть может, Свет здесь был эфемерен, подобно сну, а Тьма разгуливала по улицам средь бела дня, не стыдясь своего греховного лика. Судьбы людей переплетались здесь подобно спутанной пряже (или же чересчур сложному орнаменту?), усилия правых, казалось, были обречены на провал, какими благими бы ни были их помыслы, и лишь случайной удачей редкие из защитников праведности еще ходили по земле, диковато озираясь и крепче сжимая свои щербатые клинки.
Шаой шагнул в портал с полупустой улицы самого странного из виденных им городов по пояс нагим - и с одной только смутной, отчаянной надеждой в сердце.
И его молитвы были наконец услышаны.
Вера его словно бы обрела форму, вместе со своим благословением вновь водружая на плечи тяжелый латный доспех - символ избранного им пути.
"Ноша Света тяжела, - звучали в памяти слова старой клятвы, - однако она - наша эгида против сил Тьмы."
Свечение портала схлынуло, погружая душное помещение в его прежний полумрак. Паладин сощурился, огляделся, непривычный к столь глубокой тени. Сквозь темноту проступили очертания длинного молота, наполняя кабинет бледно-лиловым рассветным сиянием.
Обыкновенно хищный разлет бровей медленно пополз вверх.
- Нира? Лаайэрос*, ты ли это?..
Хрипловатый баритон дрогнул. Ясные голубые глаза, казалось, воссияли ярче прежнего, и паладин, лязгая доспехом, опустился на одно колено перед рыжеволосой женщиной. Гулко ударился об пол кристаллический молот, разгоняя прочь от себя длинные тени.
- Воистину, Свет услышал мои молитвы, - прошептал паладин, опустив лицо и снова устремляя на милого друга лазурный, полный удивительно искреннего ликования взгляд. - Хвала небесам, ты жива!
Были ли в Мистерии боги? Свет? Привидевшийся паладину гном бы, вероятно, хрипло расхохотался таким вопросам. Да и нужны ли они были, чтобы рождать в сердцах смертных бессмертное стремление к высшему, чтобы пробуждать в них неугасимую волю к жизни, надежду - нет, веру в рассвет, что гонит их навстречу страху, мраку и смерти, что позволяет в редкие мгновения действительно стать чем-то действительно большим?
Могло ведь статься, что смертные сами - Свет, и реальность хохочет, потакая их упрямой воле.

Вот и паладин нынче стоял, не веря собственным глазам, преклонив колено не только перед Нирой, но и перед ликом неведомого ему Провидения. Перечеркнутое шрамом резкое лицо его впервые за долгие годы войны и скитаний по этому странному миру разгладилось, растеряло тугие морщинки и скопившиеся под высокими скулами тени.
Глубоко внутри шевельнулась тревога. Он обернулся, устремляя взор туда, где недавно приметил стоящую в проходе фигуру. Две долгие секунды Рене изучали проницательным, тяжелым взглядом, прежде чем настороженный штрих меж бровей истаял.
- Да хранит вас Свет, незабвенная, - паладин склоняет голову в приветствии, приложив ладонь к груди. - Прошу простить мне мою неучтивость. Мое имя - Шаой.

Шаой

0


Вы здесь » Зефир » Фэнтези » Мистерия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC